Вузы тонут в бумагах

Какую пользу приносят запросы Минобрнауки в государственные вузы России? Об этом в новом материале Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете.

Катерина Губа

 

Фото: Kоличество запросов от Минобрнауки в государственные вузы растет год от года. (Photo by Christa Dodoo on Unsplash)

 

Готовить бюрократические бумаги не любит никто – и университеты тут не исключение. Бюрократическую нагрузку чаще ругают преподаватели. Зачастую им приходится готовить документы, редко имеющие прямое отношение к учебному процессу. Мало того – бумагописание отнимает время от подготовки к главному – к лекциям и семинарам.

Мнение университетских администраторов можно услышать реже. Хотя на самом деле именно на них падает главная нагрузка по бумажному сопровождению работы университета. Более того, учебные программы, с которыми работают преподаватели, — лишь малая часть всего документооборота, порождаемого требованиями российского Министерства науки и высшего образования.

 

Больше бумажек – ненужных и разных

Мы изучили сайт Единого портала информационного взаимодействия с учреждениями, подведомственными Минобрнауки России, и увидели, что количество запросов от Министерства растет год от года.

Мало того, зачастую эти запросы сформулированы так, что их трудно понять и исполнить — даже если у вуза есть вся необходимая информация.

Вместе с запросами выросло и количество «часто задаваемых вопросов» от самих университетов. Особенно много вопросов зарегистрировано в 2020 году –за 9 месяцев почти в два раза больше, чем в целом 2019-м. Типичные причины запросов:

  • инструкции по заполнению форм сформулированы не самым понятным образом,
  • разрабатываемые интерфейсы не являются интуитивными и удобными для пользователей,
  • возникают сбои…

Ответы на вопросы не всегда позволяют решить проблемы, начинаются звонки и письма в техподдержку и т.д.

Мало того, письма с очень специфическими запросами — например, к медицинским вузам — рассылаются по всем университетам. При этом проигнорировать такой запрос нельзя — нужно все равно заполнить отчет, даже если запрос не по профилю вашего вуза.

На такую бюрократию тратятся время и усилия, которые могли бы пойти на развитие вуза.

Запросы от Министерства к вузам растут. А в университетах, по всей видимости, все меньше административных ресурсов, чтобы закрыть эту нагрузку.

 

Преподавателей и остальных работников становится меньше

Мы рассмотрели, как менялось количество людей, работающих в вузах, разделив их на штатных преподавателей и всех остальных работников.

Тренд показывает некоторое уменьшение количества преподавателей:

  • в 2013 году медиана составляла 11,5 преподавателей на 100 очных студентов,
  • в 2018 уже 9,8.

При этом количество работников уменьшается с более заметным темпом,

  • с 30 человек на 100 очных студентов в 2013 году
  • до 24,8 в 2018 году.

По всей выборке государственных вузов падение более заметно на персонале, а не на преподавательском составе.

Такое уменьшение работников отвечает трендам, заданным «дорожной картой» Министерства. Она предполагает более заметные темпы уменьшения именно административного персонала.

Это не может не означать увеличение нагрузки на оставшихся людей – и на преподавателей, и на администраторов.

 

Полезные инициативы становятся малополезными

Задачи по взаимодействию с для университетов приоритетны. Это приводит к тому, что многим вузам трудно взять на себя иную инициативу помимо неотложных запросов, на которые нельзя не отреагировать.

Инициативы требуют заинтересованных людей, времени и понимания, что они также важны. Вузы могли бы улучшить свою работу, прежде всего по качеству образования, если бы осознавали перспективы. Увы, они слишком заняты текущим потоком задач, чтобы ставить перед собой дополнительные.

В качестве примера приведем сервис подбора вуза «Поступай правильно». Министерство запустило обновленную версию летом 2019 года. Сервис для абитуриентов должен обеспечивать расширенный поиск. Абитуриент может получить информацию обо всех образовательных программах, включая стоимость обучения, конкурс, проходной балл, наличие мест…

Казалось бы, вузы должны быть заинтересованы в том, чтобы самостоятельно размещать информацию о своих программах. Однако наш анализ сайта за 2020 год показал, что многие вузы не стали предоставлять эту информацию.

На портале опубликованы данные преимущественно от вузов, которые участвовали в тестовом доступе, по обязательству от Министерства.

Если абитуриент воспользуется сайтом, то обнаружит, что

  • для 72% образовательных программ не заполнены стоимость обучения,
  • для 61% — проходной балл.

Это делает сайт, продвигаемый Минобрнауки, малополезным — по сравнению с аналогами.

Безусловно, письмо от Министерства может помочь в том, чтобы наполнить сайт информацией. Однако показательна сама ситуация, когда разумная и полезная инициатива не поддержана вузами.

Ведь обязательного требования для всех вузов от Министерства не было…

 

Качество данных оставляет желать лучшего

Использует ли государство все многообразие информации, которое запрашивается от вузов, при принятии решений?

Сложный вопрос. Есть косвенные свидетельства, что в действительности данные приносят пока мало пользы. Прежде всего — если бы данные использовались активно, то ведомство больше бы заботилось об их качестве.

Работая с открытыми данными о российских вузах, мы не раз сталкивались с проблемой качества данных. Часто они носят неполный характер, распространены пропуски и нереалистичные цифры.

Мы сравнили, как размещается информация о финансах на сайте bus.gov.ru и в Мониторинге эффективности образовательных организаций.

  • Оказалось, не все государственные вузы разместили отчеты на bus.gov (как минимум, 7,5% учреждений).
  • Но и в случае, если отчеты размещены, далеко не всегда они заполнены полностью (для 15% вузов в строчке “Общие доходы” стоит ноль).

Это указывает на то, как плохо налажены инструменты отслеживания качества данных.

Если бы данные были востребованы для аналитики, их бы чаще размещали в открытом доступе в удобных для анализа форматах. Однако лишь немногие наборы данных открыты. А то, что выложено ранее, не обновляется. Причем доступны не самые полезные — с точки зрения возможных результатов — данные.

Например, упомянутый Мониторинг эффективности проводится с 2012 года. Вузы заполняют формы, информация выкладывается на сайт — для каждого вуза можно посмотреть подробную информацию. Однако до сих пор доступна только информация с сайта. Для анализа данные нужно самостоятельно скопировать или извлечь, они не выложены в машиночитаемом формате.

 

* * *

Широко обсуждаемую концепцию принятия решений, основанных на данных, можно особенно успешно реализовывать в науке и образовании. Университеты и научные организации уже собирают самую разнообразную информацию о себе, что зачастую сопряжено с серьезными издержками.

Нагрузку на университеты можно снизить, если Минобрнауки создаст работающую инфраструктуру, включающую

  • удобный интерфейс информационных систем,
  • понятные инструкции,
  • адекватное методическое сопровождение всего процесса.

Более трудная задача, однако – использовать собираемую с вузов информацию в процессе принятия решений. Чтобы усилия университетов не тратились впустую. Чтобы у вузов не оставалось чувства, что бумаги эти — лишь для галочки.

 

Катерина Губа – директор Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

 

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *