Крымские раскопки российского масштаба

Российские и украинские археологи стали жертвами аннексии Крыма в 2014 году.

Дмитрий Дубровский

 

Фото: Почти четверть века после распада СССР остров Березань был символом того, что у археологии нет границ. (Бесплатный фотобанк, CC BY-NC-SA 2.0, bit.ly/38LaCMm)

Аннексия Крыма в 2014 году не просто осложнила научно-образовательное сотрудничество между Россией и Украиной, но с официальной точки зрения попросту его прекратило. Министерство науки и образования Украины еще в 2015 году заявило, что такое сотрудничество в настоящее время невозможно.

Что случилось с раскопками в Крыму, которые до 2014-го российские и украинские археологи проводили совместно?

Можно ли остаться над конфликтом

Солидарность ученых наднациональна – очевидная аксиома. Язык науки универсален, и это помогает ученым быть медиаторами, общаться и преодолевать сложности во взаимоотношениях между государствами.

Однако когда государства вступают в прямой конфликт, универсальная солидарность вступает конфликт с политической лояльностью. Еще сложнее сохранять нейтралитет в ситуации, когда государства накладывают санкции на научные учреждения, препятствуют общению ученых из конфликтующих стран.

Проблема особенно актуальна для археологии. Для археолога право исследовать неразрывно связано с археологическими раскопками. Но часто именно место раскопок неожиданно становится ареной политических баталий.

Археологические раскопки глазами противников

Такие исследования всегда болезненно воспринимаются стороной, либо потерявшей контроль над определенной территорией, либо претендующей на определенное место в истории.

  • Так, раскопки в контролируемом Арменией Агдамском районе определяются азербайджанской стороной как «грубое попрание международных норм и конвенций».
  • Раскопки в Иерусалиме воспринимаются палестинскими политиками как попытки «иудаизировать» историю Палестины.
  • Не менее острая дискуссия вокруг раскопок на Кипре, где Республика Кипр обвиняет непризнанную Турецкую республику Северного Кипра в разграблении археологических памятников и вывозе артефактов в Стамбул.

Археология в призме международного права

Международное право совсем недавно озадачилось вопросом, что делать в конфликтных случаях. Согласно статье 9 Второго протокола к Гаагской Конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, который был принят в 1999 году, археологические раскопки запрещены, «если только это не требуется исключительно для охраны, учета или сохранения культурной ценности». Сами раскопки могут производиться только «в тесном сотрудничестве с компетентными национальными органами оккупированной территории».

Украина недавно присоединилась к этому протоколу. Россия не присоединилась к нему совсем. Более того, Россия называет Крым собственной территорией. Поэтому даже ее участие во Втором протоколе никак не меняло бы ситуации.

Научное сотрудничество после Крыма

Тем не менее после 2014 года некоторые научные проекты, а также сотрудничество между украинскими и российскими учеными на персональном уровне, продолжились. Прежде всего в сфере астрономии, астрофизики, в технической сфере, свидетельствует исследование Газеты.ру.

Президент Российской академии наук Александр Сергеев заявлял в 2017 году, что «контакты сохраняются, но сильно осложнены нынешними отношениями между странами». Президент особенно сетовал на санкции в отношении ученых, приезжающих работать в научные институты в Крыму.

«Открытые листы» до и после 2014-го

Гуманитарная сфера российско-украинского сотрудничества долгое время была представлена совместными археологическими раскопками, в частности, совместными раскопками античного памятника Березань, которые координировал Государственный Эрмитаж.

После 2014 года перед российскими археологами встал вопрос, возможно ли в новых условиях продолжать делать то, что раньше они делали вместе с украинскими коллегами. Возможно ли продолжать работы не только без коллег, но и без официального разрешения Киева (так называемого «открытого листа», разрешающего раскопки определенного археологического памятника).

До 2014 года такое разрешение российским ученым не выдавалось. По словам археолога, много лет проработавшего в Крыму, вместо этого практиковалось назначать номинального начальника экспедиции с украинской стороны. На его имя и брался открытый лист.

После 2014 года такие разрешения выдавать перестали. По утверждению украинских коллег, был введен неформальный запрет для археологов Украины принимать участие в раскопках.

Ситуацию осложнило и то, что археологические институты и организации Крыма после его аннексии перешли в ведение российского Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Многие специалисты встали перед нелегким выбором – продолжать работу уже в качестве сотрудников российских институтов или прекратить научную карьеру, связанную с археологией Крыма.

Россия не отчитывается о раскопках

Вероятно, для утверждения status quo российские власти стали активно строить на оккупированном полуострове мегаобъекты – Крымский мост, трассу «Таврида». Большие стройки вызвали необходимость в так называемых «спасательных раскопках» – их производят в срочном порядке в связи с возможным разрушением памятника археологии или в связи со строительством на этом месте.

В результате было сделано несколько серьезных археологических и палеонтологических открытий. Однако материалы эти неизвестны ни ЮНЕСКО, ни Украине. Российская сторона – вопреки международному праву – об этих раскопках не отчитывается. По данным информационных агентств, материалы вывозятся в Москву и Санкт-Петербург.

Украинские санкции против археологов

Украина пытается реагировать на нарушение международного права – прежде всего, в виде санкционных списков. Однако основными санкциями до последнего времени были персональные санкции в отношении лиц, принимавших участие в раскопках.

Официальные власти Киева многократно заявляли, что раскопки без разрешения Института археологии Украины – незаконны. Это разрушение археологических памятников, его участники приравниваются к «черным археологам», нарушающим законодательство Украины.

Кроме того, так называемые спасательные раскопки (связанные со строительством трассы «Таврида» и Крымского моста) привлекли внимание сайта «Миротворец». На основании данных этого портала, еще в 2019 году президент Украины Петр Порошенко ввел санкции в отношении ряда российских археологов, например, в отношении сотрудника Государственного Эрмитажа Александра Бутягина.

Санкции сделали невозможным участие российских ученых в украинских конференциях, а также затруднили сотрудничество с украинскими коллегами-археологами. Последние, кстати, на сайте Союза археологов Украины поддержали введение таких санкций и обратили внимание, что предупреждали российских коллег о недопустимости раскопок в Украине еще в 2015 году.

Новый президент Украины Владимир Зеленский в мае 2020 года подписал указ, который вводит санкции не только против персоналий, но и против ряда научных и образовательных учреждений России. В список входят Эрмитаж, МГУ, ряд археологических и исторических центров Крыма и России (полный список).

Под санкциями оказались остатки научного сотрудничества в области археологии. Фактически запрещена работа Березанской античной археологической экспедиции, начавшейся еще в 1960-е годы на черноморском острове в устье Днепро-Бугского лимана.

Есть ли выход из тупика?

По мнению историка, члена Научного совета по проблемам национальных отношений Национальной академии наук Украины Виталия Нахмановича, «археология – наука аполитичная по своему содержанию». Удерживать археологов от раскопок – это утопия. С его точки зрения, важно следить за судьбой археологических объектов и стараться, «чтобы зарубежные археологи какое-то время <…> воздерживались от участия в археологических раскопках на территории Крыма».

А вот мнение российского археолога, знакомого с российскими раскопками в Крыму (имя скрыто по его желанию).

Фактически продолжаются работы, которые производились и раньше, только без формального одобрения и номинального археологического разрешения Киева. Принципиальная разница – теперь эти раскопки проводятся без участия как украинских коллег, так и археологов из других стран. Делиться результатами, обсуждать находки российским археологам по сути негде и не с кем.

  • Главная конференция по античности в Северном Причерноморье проходила в Керчи. Разумеется, после 2014 года украинские археологи туда не ездят. Они практически перестали публиковаться в материалах конференции.
  • С конференцией «Боспорский феномен» в Санкт-Петербурге происходит то же самое.
  • Украинцы создали собственную конференцию «Ольвийский форум» в Николаеве, но туда в свою очередь практически не ездят россияне.

Тем не менее, похоже, качество исследований в экспедициях, которые работают уже много лет, не изменилось.

Иная ситуация – в «спасательных» раскопках, которые производятся, как сказал наш анонимный респондент, «ордой малоквалифицированных персонажей». Качество этих работ действительно вызывает серьезные сомнения.

Более того, небрежность в проведении раскопок часто вызывает резкую реакцию местных жителей. По их мнению, в ряде случаев раскопки ведутся на территории старых мусульманских кладбищ, что серьезно противоречит как религиозным традициям, так и сложившейся археологической практике.

* * *

Российская археология в Крыму оказалась в ловушке. Профессиональные карьеры и биографии многих археологов неразрывно связаны с Крымом – безотносительно его территориальной принадлежности. Совсем отказаться от участия в раскопках фактически означает для них прекращение профессиональной карьеры.

Не менее сложная проблема и у украинских археологов. Они как граждане Украины фактически отрезаны от раскопок. Для них продолжение профессиональной работы является предательством принципа территориальной целостности своей страны.

Академическая свобода столкнулась с политическим конфликтом, и однозначного рецепта выхода из тупика нет.

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, доцент НИУ-ВШЭ (Москва), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург), член Правозащитного совета Санкт-Петербурга.

Материал опубликован на портале eurasianet.org

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 23 = 27