Пара-академические сообщества в российской науке

22 июня | 2024

Государство может цензурировать исследовательскую деятельность в университетах, но не остановит обсуждение научных проблем на независимых платформах.

Петр Торкановский

 

Фото: Исследователи создают пара-академические каналы — низовые сообщества, ридинг-группы, чаты и сайты – для обмена опытом и академических дискуссий в обход цензуры. Photo by Dimitri Karastelev on Unsplash

 

В российских университетах академические свободы социальных исследователей и философов ограничивают уже много лет. При этом далеко не всегда это прерогатива прикрепленных к университетам силовиков или государственных органов, выискивающих неблагонадежных авторов научных публикаций.

Начинающие исследователи и студенты нередко сталкиваются с газлайтингом, самоцензурой и непрофессионализмом научных руководителей или административного персонала университетов.

Можно выделить как минимум 4 уровня ограничений, которые накладываются на работу исследователей и студентов:

 

1. Ограничение по подходам (frameworks)

Далеко не все исследовательские оптики или подходы, признанные международным научным сообществом, доступны российским исследователям.

Например, часто дискриминируются феминистские исследования. Несмотря на то, что официального запрета на использование феминистских подходов в социальных науках в России нет (хотя в апреле 2023 года и распространялись слухи о подготовке законопроекта о признании феминизма «экстремистской идеологией»), сотрудники российских университетов часто не разбираются в теме или попросту не хотят иметь дела с потенциально политизированными работами.

В ещё более тяжелом положении находятся исследователи, использующие квир-оптику или изучающие жизнь ЛГБТК+ людей. Университеты могут отказывать им в возможности проводить исследования, опасаясь государственных репрессий.

 

2. Ограничение по темам

Российские исследователи также часто ограничены в выборе тем для своих исследований.

К примеру, научные руководители могут отказывать студентам в изучении тем, связанных с деятельностью российских оппозиционеров или работой независимых медиа. В прошлом университеты также закрывали программы по потенциально «опасным» темам — например, посвященные демократии и правам человека.

3. Ограничение по данным

Социальные исследователи, работающие в России, знают, что данные по определенным темам засекречены — или же их просто невозможно собрать.

В частности, это касается статистических данных — например, информации о потерях российских военных в мирное время. Полевая работа учёных, проводящих качественные исследования, также оказывается под угрозой из-за репрессивных законов, таких как закон о «фейках» о российской армии.

 

4. Ограничения, связанные с человеческим фактором

Даже политически нейтральная исследовательская работа, посвященная, например, современным философским теориям, может быть ограничена из-за некомпетентности академического персонала. В условиях, когда значительная часть старших академических сотрудников в российских университетах не владеет иностранными языками или принципиально придерживается политики «изоляционизма», студенты, интересующиеся современными теориями, вынуждены выбирать более конвенциональные и менее интересные им темы для своих работ.

 

Пара-академические инициативы как исследовательская оптика

Государство и университеты могут цензурировать институционализированную исследовательскую деятельность, но не могут запретить людям обсуждать волнующие их проблемы и академические тексты на независимых платформах.

В России сочетание общественного запроса на научное знание и государственной цензуры привело к распространению пара-академических инициатив — низовых сообществ, ридинг-групп, каналов, чатов и сайтов, которые исследователи создают для общения, обмена опытом и академических дискуссий.

 

О термине

Термины «пара-академическое производство знания» и «пара-академические сообщества» применяются исследователями для обозначения «коллективов людей и практик, которые существуют одновременно внутри, снаружи и наряду с конвенциональной академией».

В современном европейском и американском академическом контексте так часто называют инициативы, собирающие вместе талантливых исследователей, которые не могут найти место в университетах из-за нестабильного академического рынка; или тех, кто совмещает преподавание «конвенциональных» предметов в университетах и «менее конвенциональных» — на альтернативных площадках.

 

Советский драйвер

В европейской и американской науке ключевым драйвером для возникновения пара-академических инициатив была неолиберальная экономическая политика. В российском контексте более важную роль играют политические и культурные особенности академической среды.

На производство научного знания влияет академическая цензура и самоцензура.

Кроме того, можно предположить, что на интенсивное развитие пара-академических проектов повлияла гумбольдтовская образовательная традиция, перекочевавшая в советское, а затем и в российское образование. Она постулирует, что у образования (в первую очередь, высшего) есть воспитательная и общеобразовательная функции.

Советский образ «интеллигента» — это образ не только профессионала в своей области, но и человека, обладающего широкой эрудицией, разбирающегося как в науке, так и в культуре, искусстве, политике и других сферах жизни, не всегда относящихся напрямую к его работе.

Такое представление о финальной цели образования в совокупности с высокой централизацией научной жизни и устойчивыми неформальными связями между исследователями привело к тому, что социальных исследователей интересует работа коллег из смежных дисциплин.

В частности, это касается работ, посвященных фундаментальной и современной социальной теории и философии — но не только. Молодые социологи читают современных философов, молодые антропологи следят за тем, что пишут политологи и литературоведы.

 

География пара-академических сообществ

Само по себе возникновение пара-академических сообществ в условиях политической цензуры и интенсивной государственной пропаганды —не уникальная российская история.

Инициативы, которые можно отнести к пара-академическим, возникали, например, в Чехословакии после советского вторжения 1968 года и Польше конца 1970-х годов. В XXI веке активное распространение пара-академических инициатив, в рамках которых исследователи могут заниматься маргинализируемыми в академии темами, можно наблюдать в Турции. Кстати, список этих тем во многом совпадает с темами, которые часто «нежелательно» исследовать в России.

 

Какие российские инициативы можно назвать пара-академическими

Единого списка пара-академических инициатив не существует. Новые низовые коллективы исследователей появляются ежедневно, а старые периодически закрываются по самым разным причинам.

Тем не менее, в российском контексте можно выделить несколько ключевых типов пара-академических инициатив:

1. Авторские инициативы

Российские исследователи, в том числе работающие или учащиеся за рубежом, часто ведут авторские блоги или каналы в Telegram. Несмотря на то что темы таких каналов могут быть довольно нишевыми (например, «экспериментальная теология в объектно-ориентированной перспективе» или «латиноамериканская антропология»), некоторые каналы насчитывают тысячи подписчиков.

 

2. Коллективные инициативы, посвященные конкретным темам

Пара-академические сообщества часто инициируются учёными, которые объединяются вокруг общего интереса к конкретной социальной теории или исследовательской оптике (например, «левый акселерационизм» или «этнометодология»).

 

3. Коллективные образовательные инициативы

Такие инициативы создаются исследователями в образовательных целях. К их числу можно отнести, например Свободный университет или Новую школу политических наук.

 

4. Коллективные научные инициативы

Эти инициативы направлены в первую очередь на производство оригинального научного знания. Пример такой инициативы — Лаборатория публичной социологии, проводящая независимые социологические исследования, или коллектив Posthuman Studies Lab, изучавший нечеловеческих акторов на постсоветском пространстве.

 

Зачем изучать пара-академические инициативы

Одна из потенциальных линий критики пара-академических инициатив может быть связана с вопросом об их «научности».

Участники пара-академических инициатив как в России, так и в других странах, часто воспроизводят практики, характерные для научной работы в социальных науках: собирают ридинг-группы для коллективного обсуждения текстов и теорий, пишут и публикуют собственные работы с опорой на концепции академических учёных и так далее.

Тем не менее, отказ от институциональной аффилиации означает и отказ от строгого соблюдения научных стандартов. Например, тексты, публикуемые пара-академическими сообществами в социальных сетях и на онлайн-платформах, конечно, не проходят строгий процесс двойного слепого рецензирования.

Так можно ли в таком случае считать пара-академические инициативы частью науки? И если нет, то зачем обращать на них внимание?

Новое знание, производимое пара-академическими проектами, действительно не соответствует всем формальным критериям «научности». Тем не менее важно иметь в виду, что в авторитарных странах идеология и социальные науки могут быть тесно связаны. Когда в университетах открываются программы по дисциплинам типа «Вестернологии», а профессора рассматривают Scopus и Web of Science как инструменты давления на Россию и обсуждают внедрение в учебную программу предметов типа «Патриотики», формальная аффилиация с академическими институтами перестает быть гарантом качества научной работы.

 

Для изучения пара-академических инициатив есть по крайней мере три причины:

 

Научная причина. Академическое знание не существует в вакууме. Как показывают современные исследователи социального знания, на содержимое научных публикаций влияет огромное количество факторов: от круга чтения и бэкграунда исследователя до его общения с романтическими партнёрами.

Пара-академические и академические сообщества в России тесно переплетены. Из нишевых личных интересов исследователей иногда вырастают академические программы, а полемика в соцсетях служит предлогом для пересмотра классических дискуссий в научных журналах.

 

Политическая причина. Как пишет Доминик Зелинский, исследовавший андерграундные философские кружки в Чехословакии конца 1960-х годов, члены неформальных пара-академических инициатив нередко используют своё участие в них для наращивания политического капитала. После коллапса авторитарных систем они могут стать представителями новых политических элит.

Кроме того, студенты и молодые академические исследователи нередко оказываются одним из ключевых драйверов политических изменений. Изучение их интересов и запросов позволяет составить более полное представление о политическом климате региона.

 

Регионалистская причина. Исследование исключительно институционализированной науки в авторитарных странах, таких как Россия, может приводить учёных к ложным выводам о состоянии региональной науки и интересах учёных.

Например, анализ научных статей, опубликованных после вторжения в Украину, может показать, что исследователей не интересует критическое осмысление войны или другая критика политического режима. Однако в реальности отсутствие публикаций будет говорить не столько об интересах учёных, сколько о цензуре в академии (которую ученые могут обходить или не обходить за её пределами). Это может показаться очевидным, однако и в российском контексте исследователи уже рассуждали о потенциальном «конце российских социальных наук» в контексте растущей идеологизации и цензуры в академии.

Изучение пара-академических проектов, как и в целом внимание к комплексным практикам производства научного знания — это противоядие от упрощений, нередко присущих исследованиям авторитарных стран.

 

Петр Торкановский — журналист и социолог, аспирант (PhD-исследователь) Королевского колледжа Лондона

Conference

School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

Almaty, 31 October 2 November 2024

 

Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

  • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
  • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
  • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
  • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
  • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
  • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
  • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

 

Application Deadline: July 25, 2024

The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

 

The conference committee:

Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

 Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

 

About AlmaU:

Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

 

Information for traveling:

Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

 

Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

We are looking forward to meeting you in Almaty!

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

66 − = 64