Гомофобия как наука

10 июня | 2024

От «пропаганды нетрадиционных отношений» к «ЛГБТ-экстремизму»

Дмитрий Дубровский

Фото: Еще до февраля 2022 в российской Академии все больше распространялась гомофобия. Photo by Stainless Images on Unsplash

Гомофобия давно стала частью консервативного поворота, который совершился в России после аннексии Крыма и непосредственно коснулся науки и высшего образования – от чего сильно пострадали академические права и свободы.

 

Гендерные исследования. На практическом уровне жертвой этой борьбы за «традиционные ценности» в университетах стали гендерные исследования. Преподавать их стало не только сложно, но и просто невозможно: они объявляются «западной идеологией», противоречащей «здравому смыслу».

 

ЛГБТ+ сообщества. В российской академии заметно пострадали представители ЛГБТ+ сообщества, прежде всего активисты и те, кто сделал каминг-аут. Как правило, это довольно быстро приводило либо к большим сложностям в повседневной работе, либо к увольнению или исключению. Даже простая демонстрация себя в «гендерно неконвециональном» макияже могла привести к скандалу.

Не говоря уже о том, что просто публичная поддержка ЛГБТ может стать причиной преследования преподавателя. Так было в случае с Анной Алимпиевой: её обвинили в том, что на своих лекциях она «одобряет ЛГБТ и несистемную оппозицию».

Научные публикации. Наиболее ярко гомофобия проявляется в текстах, которые формально должны рассматриваться как «научные работы» — различного рода «научные публикации». С помощью научного языка легитимизируются преследования ЛГБТ сообщества как политическая практика, а бытовая и политическая гомофобия представляется как «нормальная реакция».

 

Нормализация гомофобии

Прежде всего, «нормализация гомофобии» происходит через медицинское образование, через медицинские аргументы, призывающие рассматривать гомосексуальность как девиацию.

Тут, правда, возникает постоянная проблема – из списка МКБ (международной классификации болезней ВОЗ) гомосексуальность была исключена еще в 1990 году. Трансгендерность перестала ассоциироваться с душевным нездоровьем с МКБ-11, в 2022-м.

Тем не менее, в образовательных курсах и учебных пособиях российских вузов до сегодняшнего дня в основном присутствует описание гомосексуальности как психического заболевания. Конечно, медицинскими дискуссиями дело не ограничивается.

 

«Научные аргументы»

Российское консервативное научное сообщество, прежде всего в области гуманитарного и социального знания, постоянно подкрепляет официальную гомофобию «научными аргументами», включая ссылки на сомнительные западные публикации таких же гомофобов. Такое публикации обычны для российских социологических, политологических и психологических журналов.

Так, в социологических исследованиях медиакоммуникаций провозглашается необходимость защитить российскую молодежь от угрозы «формирования негативного отношения среди молодежи к традиционным национальным и общечеловеческим ценностям посредством трансляции так называемых европейских или американских ЛГБТ ценностей, что нацелено на депопуляцию населения».

Известный русский националист и академик РАН Сергей Глазьев прямо называет ЛГБТ+ сообщество носителем «постхристианских и даже постгуманистических ценностей», которые якобы навязываются российскому и украинскому народу «Западом».

 

Правовые аргументы

В этой борьбе используются и правовые аргументы.

В частности, утверждается, что «пропаганда» противоречит международно-признанным нормам защиты детства, а также «правам родителей воспитывать детей в рамках традиционных ценностей».  В духе такого «научного whataboutism*» был даже подготовлен доклад, как ЛГБТ сообщество нарушает права… гетеросексуалов.

 

* Тактика, основанная на подмене тезиса — ответ на аргумент с помощью смены объекта обсуждения с целью сфокусировать внимание на том, что кто-то поступает неправильно.

 

Известный консервативный юрист И.В. Понкин вместе с соавторами опубликовал текст, пространно названный «О праве на критическую оценку гомосексуализма и о законных ограничениях навязывания гомосексуализма». В тексте юристы обсуждают «агрессивный характер идеологии гомосексуализма», «жестокое и бесчеловечное причинение телесных повреждений у мужчин-геев», а также «миф о массовой дискриминации», «манипуляции цифрами», «нарушение прав человека и оскорбление человеческого достоинства при проведении гей-парадов» и, наконец, «нормы зарубежного законодательства, исходящие из признания государством «социальной вредности гомосексуализма».

Показательно, что юристы-гомофобы в этом тексте попросту лгут, когда заявляют в этом «научном докладе», что решения ЕСПЧ якобы признают «гомосексуализм, зоофилию и мастурбацию неприличными» и «их публичное демонстрирование якобы нарушающим права и свободы человека». Решения, на которые ссылаются авторы, этих положений не содержат.

 

Попытки противостоять

Нельзя сказать, что часть профессионального сообщества не пыталась с гомофобией бороться.

Значительное количество профессионалов вступало в дискуссию с консерваторами, пытаясь исключительно научными аргументами, прежде всего с помощью верифицированных данных, опровергать гомофобные публикации. По мнению одной из эксперток, хорошо знающих сферу высшего образования, в России удалось создать большую сеть преподавателей, читавших курсы и программы по гендерной социологии, антропологии и психологии в современном ключе.

К сожалению, чем дальше разворачивалась российская политическая гомофобия, тем сложнее это было делать. И тем больший административный ресурс оказывался в руках «научных гомофобов».

Особенно ситуация обострилась после объявления политики «традиционных ценностей», которая включала в себя отрицание гомосексуальности как «несоответствие народным традициям».

 

Политическая гомофобия

После 2013 года стала распространяться политическая гомофобия, связывавшая активность ЛГБТ активистов с «происками Запада» и «борьбой за традиционные ценности». «Пропаганда ЛГБТ» стала пониматься как «защита детей» от «девиантного поведения»: нарратив, который активно распространялся и распространяется гомофобами.

В российских научных публикациях все чаще стали появляться статьи, написанные социологами или политологами, которые легитимизировали «борьбу с пропагандой». Даже сам термин «гомофобия» такие исследователи предлагают считать «ошибочным» или «оценочным».

 

Судебные экспертизы

Психологи, социологи и даже лингвисты стали выступать с судебными экспертизами по делам о «пропаганде ЛГБТ». В этих документах хорошо прослеживается, каким именно образом ученые нормализуют гомофобию посредством различного рода «научных методов».

В эту экспертизу часто включаются академические работники, прежде всего те, кто разделяет гомофобные установки самого закона «о противодействии пропаганде», который, по оценке ЕСПЧ, является дискриминационным.

Собственно, задачей эксперта в таких делах становится доказать наличие «пропаганды», причем зачастую – в лозунгах или правозащитных действиях ЛГБТ сообщества.

Например, экспертка из Сочи, кандидат филологических наук Н.Е. Еднералова по просьбе следствия оценивала лозунги «Сексуальная ориентация – это норма» и «Требуем расследовать преступления против ЛГБТ в Чечне».

Обсуждая именно аббревиатуру ЛГБТ, экспертка заявляет, что «…лозунг привлекает внимание именно аббревиатурой «ЛГБТ». По ее мнению, эта аббревиатура может «привлечь интерес». И если этот интерес «…подкреплен внутренними потребностями индивида, то деятельность познания в указанном аббревиатурой направлении будет продолжаться, углубляться, и, в конце концов, такая личность может перейти от теоретического исследования к практическому применению новых полученных сексуальных знаний».

Экспертка прямо говорит: заинтересовавшись аббревиатурой, можно стать геем. И такое высказывание принимается как «научное».

 

«По просьбе общественности»

Иногда эксперты пишут экспертизу по «просьбе общественности». Такая экспертиза была написана уже цитированными нами доктором юридических наук, профессором И.В. Понкиным в соавторстве с доктором психологических наук, профессором, член-корреспондент РАО В.И. Слободчиковым и кандидатом юридических наук В.Г. Елизаровым по книге «Лето в пионерском галстуке» Катерины Сильвановой и Елены Малисовой.

Авторы обнаруживают в романе «редуцирование свободы … до возможности открытого демонстративного публичного проявления гомосексуальных отношений и направленность на привитие читателям установок о привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений».

Переживания главных героев, связанные с гомосексуальностью, эксперты трактуют как «акцентированные реалистичные описания телесных ощущений и чувственных переживаний этих двух гомосексуалистов». Таким образом эксперты находят доказательство наличия в книге «установок на формирование нетрадиционных отношений».

В целом, авторы описывают книгу как «навязывание» российскому обществу «гомосексуализма» и «формирование искажённых представлений о социально признанных моделях семейных отношений, не соответствующих общепринятым в российском обществе нравственным ценностям».

 

До и после февраля 2022

Таким образом, еще до февраля 2022 в российской Академии все больше распространялась гомофобия. Это влияло как на содержание преподавания, существенно цензурируя содержания ряда курсов, так и на качество работы и жизни представителей ЛГБТ+ сообщества, которые работают в российской Академии.

Начало войны совпало с обострением гомофобной политики российского режима. Преподаватели и студенты, так или иначе связанные с ЛГБТ+ – либо как члены сообщества, либо как исследователи и преподаватели – уходят во внутреннюю эмиграцию или уезжают.

 

* * *

Признание «Международной ЛГБТ организации» экстремистской и запрет трансгендерного перехода – оба события случились в 2023 году – означают, что в российской правоохранительной практике скоро появятся «научные» экспертизы по «ЛГБТ-экстремизму».

 

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, исследователь факультета социальных наук Карлова университета (Прага), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований в США (CISRUS), профессор Свободного университета (Латвия), ассоциированный член Правозащитного совета Санкт-Петербурга

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

48 − 45 =