Можно ли студенту-гею петь?

Гомофобные выступления — и действия – все чаще случаются в российских вузах. При этом возражать в ответ становится опасно.

Дмитрий Дубровский

 

Фото: Публикация любой информации о гендерной идентичности ставит студентов и преподавателей в опасное положение. (Photo by James A. Molnar on Unsplash)

 

Как поощряемая российским государством гомофобия отражается на нарушении прав и свобод ЛГБТ сообщества и, в частности, преподавателей и студентов вузов?

Вот лишь один из последних скандалов: студента-гея отказались принять в кружок фольклорного пения Санкт-Петербургского государственного университета.

 

Как вузы реагируют на ЛГБТ

Это сильно зависит от типа вуза. Атмосфера в столичных вузах обычно свободней, чем в региональных. В гражданских вузах — терпимей, чем в военных.

Тем не менее, в вузах в целом стараются следовать общему принципу dont askdont tell.

В результате формируются ситуации внутреннего гетто. Если вы решили покинуть «гетто», вас могут исключить из вуза – если вы студент, или уволить – если вы преподаватель. Особенно если вы – активисты движения за права ЛГБТ.

 

Что происходит с активистами

 

Архангельск. Преподаватели Северного (Архангельского) федерального университета (СФУ) Олег Клюенков и Татьяна Винниченко потеряли работу – в результате давления на администрацию со стороны правоохранительных органов. Преподаватели активно участвовали в правозащитном ЛГБТ движении.

При этом замдиректора Института социально-гуманитарных наук СФУ, где они работали, Евгений Калашников заявил, что озвучивает «желание сверху». Разговоры с Татьяной Винниченко от имени руководства проводил в том числе проректор по безопасности. Из чего можно предположить, что «сверху» — значит, из ФСБ.

 

Владивосток. Александр Березкин был вынужден уволиться из Дальневосточного федерального университета, где он преподавал на кафедре социальных наук. В Интернете был опубликован текст о том, что преподаватель «на деньги Госдепартамента США распространяет в университете гей-пропаганду». После этого ему было отказано в продлении контракта.

 

Екатеринбург. В Уральском государственном экономическом университете создали специальную службу мониторинга социальных сетей студентов. В случае принадлежности к ЛГБТ сообществу их принуждали забирать документы.

Проректор по социальной работе Роман Краснов не отрицал факт мониторинга социальных сетей, утверждая, что «государственный вуз имеет право следить за моральным обликом своих студентов».

 

За гомофобию не осудят

Согласно социологическому исследованию Ксении Семыкиной, гомофобия не является чем-то предосудительным не только в повседневной риторике преподавателей, но в публичных выступлениях на научных конференциях.

При этом возражать преподавателям в ответ на гомофобные высказывания довольно опасно. Именно возражения, а не сами гомофобные тексты могут серьезно осложнить студенту пребывание в вузе.

 

О пользе конспирации

Правда, если представитель ЛГБТ «не афиширует» свою принадлежность или публично не реагирует на гомофобию, особенных проблем не возникает – при соблюдении известных мер конспирации.

В интервью The Vyshka один из студентов анонимно признается: «Одногруппники знают о моей ориентации. Я ее не афиширую, но многие сразу замечают».

Если живешь в общежитии, надо быть осторожным. При этом чаще скрываться нужно не от друзей, а от преподавателей или руководства вуза.

Как результат, сексуальная ориентация человека не является тайной для его сокурсников. Но «афиширование» или публичная защита прав ЛГБТ сообщества может плохо закончиться – и для студента, и для преподавателя.

Публикация любой информации о гендерной идентичности ставит студентов и преподавателей в опасное положение.

С другой стороны, для нормального повседневного общения – как и для реализации права на частную жизнь – все равно необходимы люди, для которых ваша принадлежность – не тайна.

Для этого создаются закрытые клубы. В них создаются, в частности, процедуры проверки, чтобы избежать провокаторов и доносчиков.

Другое дело, если студент или преподаватель не считает необходимым скрываться, по крайней мере в Интернете. Вот тогда ситуация становится проблемой – с точки зрения других преподавателей и особенно руководства.

 

Исследователям гендера тоже непросто

Часто ученые сами не хотят исследовать эту «щекотливую» и откровенно нежелательную для руководства тему. Особенно это связано с тем, что гендерную тематику стали либо ограничивать, либо откровенно преследовать.

Например, Анне Алимпиевой, преподавателю Калининградского государственного университета им И.Канта, не продлили контракт. Многие наблюдатели связали это с доносом, якобы написанным студентом-анонимом и озвученным государственным Телеканалом Россия-24. В этом доносе преподавателю вменялось в вину, что она

  • читала либеральный по содержанию курс «гендерная психология,
  • «получает западные гранты»,
  • «одобряет ЛГБТ и несистемную оппозицию».

Российские неправительственные организации, занимавшиеся гендерной тематикой, пополнили список «иностранных агентов».

Такая практика в целом создает «охлаждающий эффект». Мало того, она влияет не только на изученность проблемы ЛГБТ сообщества, но и на активность студентов и преподавателей в изучении и преподавании этой темы.

Несмотря на это, некоторые исследования все-таки ведутся. Они позволяют судить о том, что в целом уровень гомофобии среди российской молодежи ниже, чем среди общества в целом. В то же время этот уровень более сравним с восточноевропейскими странами, нежели со странами Западной Европы.

 

Фольклорный скандал

Скандал в СПБГУ подтверждает эту картину.

Вначале студента-магистра приняли в ансамбль русской фольклорной песни университета. А после изучения его страницы в Facebook пришли в ужас. Там студент не скрывает, что он гей. Мало того – выкладывает фотографии в косметике и в платье…

Руководительница ансамбля отказала ему с грозной формулировкой: «…мне больше не придется узнать о таких вещах, о которых писать и говорить для меня и ребят невозможно».

Студент подал апелляцию в Этическую комиссию СПБГУ. Показательно, что обсуждение членами комиссии этой ситуации включало не только вполне уместное использование термина «дискриминация», но и достаточно странные рассуждения о «патриотизме и долге»: «…продолжение развития темы дискриминации со стороны (студента)— вопрос патриотизма и долга по отношению к институту».

Эта цитата подтверждает удивительную, но вполне живучую логику, присущую публичным обсуждениям о нарушениях академических прав и свобод в вузах.

Само нарушение отодвигается в сторону, а предметом обсуждения и осуждения становится факт публикации.

Удивительно: публикацию студентом ответа руководительницы ансамбля и она сама, и те, кто ее поддерживает, считают доказательством своей правоты. Мол, «надежный» человек так бы не поступил.

 

* * *

В этом деле отражается общий принцип, свойственный специфической российской гомофобии в вузах.

Существование ЛГБТ сообщества сопряжено с рядом ограничений, на которые оно должно добровольно согласиться. Публичное несогласие, протест или активная гражданская деятельность воспринимаются как нарушение этого негласного договора и могут стать причиной репрессий.

Xотя решение Этической комиссии по «фольклорному» вопросу еще не опубликовано, предсказать его можно с высокой долей вероятности. Вряд ли комиссия сочтет поведение преподавательницы, отказавшей студенту по причине его сексуальной идентичности, нарушением академической этики.

 

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, доцент НИУ-ВШЭ (Москва), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург), член Правозащитного совета Санкт-Петербурга.

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 5 =