Этический кодекс: дань моде или способ решать конфликты?

Большинство российских университетов приняли собственные этические кодексы. Зачем?

Дарья Скибо

 

Фото: Этический кодекс Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина хотя и называется “Кодексом этики университетского сообщества”, был утвержден решением ученого совета. (Photo: A.Savin, Wikimedia Commons, Free Art License 1.3)

 

Этический кодекс описывает основные ценности вуза и принципы, на которых строится исследовательская и учебная деятельность внутри университета. Также в нем сформулированы требования, которым должны соответствовать все участники образовательного процесса.

Этические кодексы могут выступать и инструментами социализации студентов, и нормативными регуляторами внутри университетов, и манифестами ценностей университетского сообщества, и его публичной репрезентации.

Я проанализировала 40 этических кодексов самых больших российских университетов. И на основе этого анализа попытаюсь ответить на вопрос: зачем университетам нужны этические кодексы?

 

Почему кодексы появляются в западных университетах

В западной академии появление кодексов было часто связано с разного рода конфликтами.

Исследователи Келли и Чанг перечисляют скандалы, связанные с фальсификацией результатов исследований, нарушения в спорте, гендерную дискриминацию, манипуляцию результатами исследования и другие – все они связаны с утратой доверия к университетам.

Авторы также утверждают, что анализ всех возможных этических дилемм и “упущений” (ethical lapses) помогают сделать атмосферу внутри университетов более здоровой, правила – понятными и не допустить повторения “неприятных” ситуаций в будущем.

Исследователи этических норм внутри корпораций с этим согласны. О’Коннел и Блайт рассматривают множество кейсов (1999-2005 гг.), как организации преодолевали крупные этические катастрофы. Их основное внимание – как ведут себя “лидеры” корпораций, задающие “этический тон”.

Оказалось, само существование этического кодекса повышает доверие к руководству и организации, придает символический вес принимаемым решениям, помогает быстрее разобраться в конфликтной ситуации.

Но это — “на западе”.

 

Почему кодексы появляются в России

Объяснить, почему кодексы появляются у все большего числа российских университетов – сложно.

 

Закон об образовании. Обязанность соблюдать “нравственные и этические нормы”, “следовать требованиям профессиональной этики” для преподавателей учебных заведений любого уровня прописана в Федеральном законе “Об образовании в Российской Федерации” (статья 48). Наравне с правом “на защиту профессиональной чести и достоинства, на справедливое и объективное расследование нарушения норм профессиональной этики” (статья 47).

Однако, закон не содержит описания того, как эти нормы должны выглядеть.

 

Указ Президента. Другой документ, на который ссылаются университетские этические кодексы, – Указ Президента РФ «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики«. В 2012 году Указ поручает Правительству “разработать комплекс мероприятий по развитию институтов самоуправления и принятию кодексов профессиональной этики”.

 

«Моральный кодекс». В 2014-м появился “Модельный кодекс профессиональной этики педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность”. Его совместно разработали специалисты Министерства образования и Профсоюза работников народного образования и науки РФ. Кодекс имел рекомендательный характер. Одна из рекомендаций — внедрение кодекса в каждую образовательную организацию.

В 2019-м “Модельный кодекс” сменил название – теперь это “Примерное положение о нормах профессиональной этики педагогических работников”. Документ по-прежнему не содержит требования к университетам иметь собственный кодекс. Но рекомендация звучит более настойчиво.

 

Зачем нужен кодекс?

Новую версию основного морального документа для учебных заведений критиковали учителя. В 2019-м сопредседатель профсоюза “Учитель” Всеволод Луховицкий спросил прямо: зачем нужен этот документ?

Ответ лежит скорее всего в области бюрократической.

  • Мы могли бы спекулировать, что кодексы отвечают на возрастание внимания к этическим проблемам, на нехватку механизмов регулирования моральных и этических дилемм в университетской среде.
  • Мы могли бы сказать, что кодексы – результат активной работы студенческого сообщества или преподавателей, свидетельство рефлексивности сообщества.
  • Мы могли бы в конце концов предположить, что это – дань моде, желание ориентироваться на “западные” стандарты.

Но эти ответы правильны лишь отчасти.

 

Кто принимает и утверждает

В большинстве вузов кодексы принимают “сверху”, по решению администрации. Они дополняют пакет документов, необходимых для образовательного учреждения, – правила внутреннего распорядка, устав организации и другие.

Кодексы призваны регулировать специфические отношения в конкретных профессиональных средах. Они призваны отвечать на вопрос, как вести себя в конкретной ситуации так, чтобы поддерживать высокие профессиональные стандарты.

Но эти стандарты и нормы обычно устанавливают Министерство образования (через образовательные стандарты и изменения в законе “Об образовании”) и администрация вуза. Поэтому во многих случаях этические кодексы тоже утверждаются управляющими органами университетов – учеными советами, например, – и подписывается ректором.

Например, этический кодекс Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина хотя и называется “Кодексом этики университетского сообщества”, был утвержден решением ученого совета.

 

Исключения из правила

В редких случаях создание этического кодекса может быть инициировано “снизу” — группами студентов, преподавателей и сотрудников. Часто они хотят обратить внимание на конкретные ситуации.

 

Европейский университет. Например, создание “Политики по недопущению домогательств, травли и преследования ЕУСПб” фактически было инициировано представителями Студенческого совета университета после конфликта между студенткой и одним из сотрудников. Но такая ситуация почти уникальна.

 

Вышка. Еще один пример попытки создания кодекса “снизу” широко освещала Докса: речь шла о принятии в 2018 году этического кодекса для студентов НИУ ВШЭ. Группа студентов вместе с куратором от администрации создала черновик, не вовлекая в обсуждение представителей других факультетов и широкую общественность. Основная претензия к разработке кодекса – студенты имеют право активно участвовать в создании документа, который фактически определяет их ценности и нормы поведения.

В июле 2020 года ученый совет НИУ ВШЭ принял “Хартию (кодекс этики) работников НИУ ВШЭ”. В декабре 2020 года планировали провести референдум. С тех пор новостей не было.

 

А судьи кто?

Одна из важных проблем: процесс принятия кодексов часто непрозрачен. Непонятно,

  • кто и почему инициирует процесс,
  • кто и на основании каких источников готовит черновик будущего документа,
  • кто и как его обсуждает.

Кодексы должны иметь “высшую силу” внутри университета, но часто не содержат механизмов, как эти нормы должны работать. Механизмы прописаны слабо, зато значительное место занимают требования к «внешним» характеристикам студентов и преподавателей – поведению, внешности, публичным заявлениям.

 

«Мы, коллеги»

Многие университетские кодексы написаны от первого лица: “мы, студенты”, “мы, коллеги”, “мы, сотрудники”. Это должно означать, что кодекс выражает волю и намерения, ценности и идеалы, представления о профессии конкретной группы людей. Со страниц кодексов говорят не просто административные решения, но конкретные лица.

В этом смысле кодекс можно бы было рассматривать как манифестацию солидарности: каждый автоматически присоединяется к группе, обещает разделять ее принципы и ценности.

Конечно, “мы” — условно. Ведь далеко не все студенты и сотрудники участвовали в создании кодекса.

 

«Знакомить под роспись»

Мало того, упомянутый “Модельный кодекс” обращает внимание на обязанность учебных заведений “знакомить работников под роспись” с нормативными актами такого рода.

Ознакомление “под роспись” наверняка вызывает особые чувства у преподавателей и студентов. Этот формат разрушает саму идею солидарности и самопрезентации. Обычно, твоя подпись “ознакомлен” нужна на случай возникновения конфликта в будущем. Университет хочет иметь документ – с датой и подписью.

Идея самопрезентации и манифестации ценностей вступает в конфликт с декларативностью.

 

Декларативность

“Листы ознакомления” или принятие кодекса без участия студентов и преподавателей – примеры того, как этические кодексы связаны с “бумажной реальностью” университетов.

По мнению исследователей Оксаны Дремовой и Сауле Бековой, кодексы – только часть большой этической инфраструктуры университета, которая также включает:

  • устав и миссию,
  • правила и инструкции по конкретным вопросам (исследовательские кодексы, разъяснения о плагиате и т.д.),
  • этические комиссии,
  • комитеты и органы, призванные решать конкретные этические вопросы,
  • институты обратной связи,
  • образовательные программы (тренинги, семинары и курсы по этике)…

Одних только кодексов, особенно если ознакомление с ними происходит формально, недостаточно: все вовлеченные в образовательный процесс должны понимать правила игры и осознавать, что эти правила действительно работают.

Если кодексы остаются бумагой для предъявления при проверках, но не реализуются, это никак не влияет ни на качество учебного процесса, ни на соблюдение прав студентов и сотрудников, ни на разрешение конфликтов – и, в конечном счете, на репутацию университета.

 

Нормативность

Кодекс – набор ценностей, принципов и правил (проведения исследования, обучения, коммуникации с коллегами, студентами, подчиненными). Это нормативный документ.

Скандалы, которые активно обсуждают в публичном пространстве и медиа, актуализировали, например, проблему неформальных отношений между профессорами и студентами. В некоторых университетах существует запрет на такие отношения. Но если формального запрета нет, любой конфликт такого рода остается в “серой” зоне.

Исследование, проведенное студентами СПбГУ из инициативной группы “Девятнадцатая”, и дискуссия после презентации его результатов, показали:

  • большинство студентов и многие преподаватели не знают, как работает Комиссия по этике;
  • большинство студентов не знают, к кому обращаться, если они стали жертвами харассмента, домогательств или дискриминации;
  • не знают, что будет после такого обращения – публичное разбирательство, заседание этической комиссии,
  • как эта комиссия будет сформирована,
  • может ли ее решение повлиять на их собственную судьбу в университете…

Именно такие вопросы должны быть подробно описаны в этических кодексах, если их основная функция– постулирование и обеспечение нормы. Это может стать реальным ответом университетского сообщества и администрации на существующие проблемы.

 

Защита репутации или запрет на критику?

Многие кодексы пишут о студентах и преподавателях (“НПР”) в третьем лице: “НПР воздерживаются”, “обязуются”, “демонстрируют уважение”, “должны” или “не должны”. Например, в стандартном Кодексе корпоративного поведения СЗИУ РАНХиГС слова “должен” или “должны” встречаются больше 20 раз.

В новой версии “Модельного кодекса” и во многих этических кодексах университетов есть норма о сохранении и поддержании репутации вуза:

В любой ситуации ставить задачи, репутацию и имя университета выше личных или групповых амбиций.” – Этический кодекс Томского политехнического университета.

В других — о недопустимости публичной критики в адрес вуза и ее администрации:

“Не допускать публичных высказываний, суждений и оценок деятельности университета, если это не входит в обязанности работника или обучающегося”Кодекс этики работников и обучающихся Воронежского государственного университета.

Иногда университеты не только настоятельно рекомендуют своим сотрудникам и студентам цензурировать сети, но и преследуют за участие в несогласованных митингах и акциях протеста

Балтийский федеральный университет,

Российский государственный гуманитарный университет,

вузы Москвы, Костромы, Саратовской области и т.д.

Самарский государственный технический университет даже внес этот пункт в свой этический кодекс.

Когда в кодексах появляются такие нормы, они могут становиться оружием в руках администрации: нарушение этического кодекса, когда конкретный поступок расценен как “воздействующий негативно на репутацию вуза”, может стать основанием, чтобы расстаться с “неугодным”. За примерами не нужно ходить далеко: преподавателей по-прежнему увольняют за посты в социальных сетях или их критическую позицию.

 

* * *

Этический кодекс не должен становиться средством политического давления на студентов и сотрудников. Когда этические кодексы появляются и функционируют как способ разрешения конфликтов внутри университета, это помогает вузу не только разобраться с внутренними проблемами, но и работает на его репутацию.

Чтобы этические нормы в вузах работали эффективно, необходимо привлекать студентов и сотрудников к их обсуждению и включать их в процесс разработки и принятия этических кодексов; необходимо развивать всю «этическую инфраструктуру» — делать тренинги и курсы, касающиеся основных проблем, которые рассматривают кодексы, прописывать механизмы работы этических комиссий и делать эту работу прозрачной и так далее. Существующая дискуссия вокруг этических дилемм указывает на необходимость выводить кодексы из зоны бумажной реальности и университетской демократии и превращать их в рабочие документы защиты прав участников образовательного процесса.

 

Дарья Скибо — научный сотрудник Центра независимых социологических исследований, Санкт-Петербург

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 5 = 1