«Метод Сколково»

02 июня | 2024

Как малоизвестная организация из Тольятти стала «системомыследеятельностной» кузницей кадров для российских вузов.

Екатерина Трубникова

 

Фото: критический анализ деятельности Сколково практически не встречается в СМИ и научных публикациях. Photo: WM wm WM, CC BY-SA 4.0 <https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0>, via Wikimedia Commons

 

Западные образцы по советским лекалам

Задачу построить университеты мирового уровня российским чиновникам поставили давно, эта позиция не раз заявлялась официально. Постоянное реформирование науки и образования включало множество элементов западного академического мира:

  • стремление к академической интеграции и международной конкуренции,
  • декларирование меритократических механизмов и принципов академической этики,
  • внедрение программ превосходства.

По факту же университеты «западного образца» строились – и строятся – по подходам, унаследованным из советской эпохи.

 

Кузница ректоров и чиновников

Диплом Школы управления Сколково – весомый сигнал для административной карьеры на российском академическом рынке. Строка о повышении квалификации в этой организации есть в CV ректоров и проректоров многих российских вузов, у представителей министерств и ведомств РФ.

Согласно сайту школы ректоров – одной из программ школы управления Сколково, «каждый 11-й гражданский университет» России возглавляет ее выпускник. Программу окончили более 1100 человек. Среди них более 100 действующих и назначенных ректоров. Более 400 управленцев получили повышение после окончания программы.

Мало того, сотрудники Школы управления активно участвуют в назначении претендентов на топовые позиции в российских университетах, отмечает директор Центра трансформации образования Сколково. Они участвуют в оценке результатов топовых проектов в области науки и образования: Проект 5-100, Приоритет 2030 и т.д.

Таким образом, методы и подходы Сколково, заложенные в основу подготовки кадров, фактически определяют и карьеру топ-менеджеров, и направление трансформации университетов.

 

Загадочная организация из Тольятти

В связи с высокой значимостью Сколково на российском академическом рынке стоит обратить внимание на состав сотрудников школы.

Ключевыми лицами Школы ректоров заявлены три члена команды. Вместе с работой в Сколково их биографии объединяет загадочная организация, находящаяся на территории оздоровительного комплекса «Алые паруса» в городе Тольятти. Это частное образовательное учреждение высшего образования «Тольяттинская академия управления».

Если посмотреть на галерею выпускников Тольяттинской академии, то, несмотря на свою неизвестность и незначительность на российском академическом рынке, заведение может посоперничать с лучшими российскими университетами. Перечень организаций, где занимают руководящие позиции выпускники учреждения, впечатляет:

  • АНО Национальные приоритеты,
  • АНО Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов,
  • ПАО Объединенная авиастроительная корпорация,
  • ФБУ Российское технологическое агентство,
  • РАНХиГС,
  • Ворлдскиллс Россия,
  • МАИ,
  • ВТБ,
  • ПАО Автовазбанк и т.д.

Среди специалистов, окончивших академию, есть топ-менеджеры, руководители направлений, программ, директора центров и институтов, начальники отделов университетов и образовательных организаций.

Руководитель бизнес-школы Сколково в 2006-2013 годах Андрей Волков, согласно биографии и CV, был основателем и лидером Тольяттинской академии. Выпускники академии заметно представлены в школе управления Сколково – не только ключевыми фигурами школы ректоров, но и на других руководящих позициях.

 

Примечательное обстоятельство

Причина карьерного успеха выпускников небольшой организации, вероятно, кроется в одном примечательном обстоятельстве. Академия была последним местом работы Георгия Щедровицкого, создателя движения методологов и организатора многочисленных организационно-деятельностных игр (ОДИ), очень популярных во времена СССР.

Согласно официальному сайту Сколково, «в основе всех программ Школы управления СКОЛКОВО лежит уникальный проектный метод, основанный на работах Георгия Щедровицкого и Московского методологического кружка».

Авторы прямо называют его «Методом Сколково»*.

*После написания данной статьи и представления исследования на конференции страница с описанием “Метода Сколково” исчезла с сайта организации. В настоящее время ссылка, указанная в статье, при переходе ведет на описание иных подходов, которые теперь указываются в качестве основных. Однако прежняя версия страницы, где СМД-методология заявлялась “в основе всех программ Школы управления СКОЛКОВО”, доступна через веб-архив — https://web.archive.org/web/20231129225748/https://www.skolkovo.ru/b2g-programmes/metod-skolkovo/

Опираясь на этот метод, российская элита решила строить лучшие вузы страны, при этом официально утверждая, что строит университеты западного образца.

И здесь возникают вопросы:

  • Почему университеты мирового уровня стали строить по «системомыследеятельностной» (СМД) методологии?
  • Можно ли было ожидать, что построенные по этой схеме вузы смогут конкурировать с мировыми лидерами?
  • Не получилось ли, что негативные особенности советской бюрократии и экономики были фактически инкорпорированы в университеты, назначенные быть лучшими?

 

Кузница методологов

В СССР массовые тренинги в форме организационно-деятельностных игр (ОДИ) проводились для райкомов, обкомов, горкомов партии, НИИ, министерств, ведомств, промышленных и других предприятий Советского Союза.

С 1979 по 1991 годы методологи провели 93 игры, в них участвовали нескольких сотен человек, в том числе 10 игр — для работников советских вузов.

Стоит отметить, что популярная в СССР идеология не нашла активного отклика у западной академии. Фамилия «Щедровицкий» крайне редко встречается в ведущих международных базах данных научного цитирования.

После развала СССР в России не произошло смены академических элит. А СМД-методология получила новый импульс развития. Тольяттинская академия – тому пример. Тольятти стали частью сети методологических лабораторий для «проектирования современной системы образования». Идейное наследие школы Щедровицкого и ее «системомыследеятельностный» (СМД) подход были заложены в качестве «ядра системы исследований и разработок» организации.

Сеть адептов движения методологов разрослась как грибница на многие организации страны. Организационно-деятельностные игры превратились в нескончаемый поток стратегических сессий в вузах: «Не знаешь, что делать? Делай стратегическую сессию».

Методологи легитимизировали продвижение в академической среде «лояльных и нужных».

В советское время обладатели привилегий ставили подписи под требуемыми властям документами.

Сегодня назначенные управленцы исправно выполняют возложенную на них роль держателей феодального домена. Как результат, вузы стали «органическими выразителями интересов государства».

В 1979 году на одной из игр методологов в деревне Новая Утка Свердловской области проблему неэффективного снабжения региона потребительскими товарами заменили на иную задачу — «создания новой программы комплексных исследований и проектов».

Так и теперь: задачу строительства университетов мирового уровня подменили бесконечными стратегическими сессиями, имитацией разработки и внедрения бесчисленных новых программ, карьерным туризмом и публикациями в хищных журналах.

Мало того: методологам приписывают формирование мировоззрения влиятельных представителей внутренней политики России, а также авторство концепции «Русского мира», используемой сегодня российским правительством в качестве внешнеполитической доктрины.

 

Адепты и остальные

Не удивительно, что критический анализ деятельности Сколково практически не встречается в СМИ и научных публикациях.

Коллеги из числа работников организаций, где руководство осуществляется выходцами из Сколково, отмечают идентичную ситуацию, точно представленную в одном из комментариев: «У нас за критику Сколково могут попросту уволить из университета».

Сложно ожидать критического анализа системы от ее же дизайнеров или бенефициаров. На критику невозможно получить финансирование. Редкие критические голоса гораздо менее заметны, чем голоса, поддерживаемые самой системой.

Доминирование одного подхода – сомнительного с научной точки зрения – с самого начала таило угрозу для академической свободы. Возможно, это доминирование стало основой для стратификации академической среды: на адептов секты и остальных. Именно лояльность режиму/«кружку»/секте обеспечивает позиции и рентный доход.

Если представитель академической среды не находится под патронажем, то в распоряжении доминирующей группы есть широкий ассортимент инструментов для маргинализации оппонентов. Лояльность режиму – очевидная плата за позиции, ренту и привилегии.

 

* * *

Cтоит вспомнить старый анекдот: никакие новшества на Тольяттинском автозаводе не могли изменить ситуацию, и на выходе с конвейера всегда получался автомобиль «Жигули». Персонаж анекдота предполагает, что возможно, место проклятое.

В XXI веке история повторилась. Трансформацию вузов, которые были назначены конкурировать с Гарвардом и MIT, стали проводить методами, унаследованным из советской эпохи.

Если у России когда-нибудь проявится шанс строить нормальную академическую систему, то начинать надо с полного демонтажа сектантских принципов ее организации. В противном случае всегда будет виновато место.

 

Екатерина Трубникова – доктор экономических наук, независимый исследователь

 

Автор выражает глубокую признательность участникам конференции Академические мосты «Новая реальность. Новая нормальность. Два года после 24.02.22» за ценные советы и дискуссию.

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

83 + = 88