Деканов – выбирают, директоров – назначают

29 мая | 2020

Пространство самоуправления в российских университетах сокращается. Первый вуз страны – МГУ – тоже объявил о крупнейшей реорганизации.

Наталья Форрат 

 

Фото: МГУ готовится к серьезнейшим переменам. Факультеты объединяют в научные школы. (Бесплатный фотобанк, CC BY-NC-SA 2.0, bit.ly/3gCc0Eh)

 

Факультеты МГУ уйдут в прошлое

Ректор МГУ Виктор Садовничий анонсировал обсуждение планов внутренней реорганизации «главного университета» России. 42 факультета планируется объединить в 14-16 научных школ в целях «объединения вокруг прорывных научных направлений», «повышения эффективности работы МГУ» и «повышения международного статуса вуза». Садовничий утверждает, что такое объединение – обычное дело во «всех ведущих вузах мира», а также в других российских университетах.

Против высказались Инициативная группа МГУКлуб академиков и членов-корреспондентов РАН «1 июля» и первичная организация профсоюза «Университетская солидарность» в МГУ. Ученые и преподаватели опасаются:

  • разрушительных преобразований без четких целей, без консультаций с преподавателями,
  • появления и усиления роли новых факультетов, ориентированных на платных студентов и не имеющих научных школ,
  • непродуманного объединения факультетов и специальностей разных направленностей,
  • централизации управления и уничтожения остатков автономии,
  • увеличения бюрократического аппарата,
  • увольнения неугодных.

Перестройка началась 15 лет назад

Одно из потенциальных следствий реформы – сокращение роли университетского самоуправления.

Ректор Садовничий, к сожалению, прав в том, что самоуправление уже давно сокращается в других российских университетах, особенно в их лидирующей группе. Начались эти процессы даже не в 2014-м, как сказано в заявлении инициативной группы МГУ, а в далеком 2005-м – вместе с образованием первых федеральных университетов.

Эта инициатива стала первой в череде программ по господдержке ведущих вузов. Вслед за ней было объявлено

Две из инициатив – федеральные университеты и национальные исследовательские университеты – предполагали не просто выделение денег на развитие, но и новый юридический статус университетов.

Под новый статус нужно было изменять уставы. Вместе с уставами менялась и структура университетов.

Большинство федеральных университетов были образованы путем слияния нескольких вузов, и там структурные преобразования легко оправдывались.

В национальных исследовательских университетах зачастую тоже происходила перестройка, только внутренняя – факультеты объединялись в институты или школы.

В официальных министерских документах ничего не говорилось о требовании подобной перестройки. Однако несколько моих респондентов – из числа руководящего состава вузов, которых я интервьюировала для исследования «Политэкономия российского высшего образования», – называли это требованием министерства (структура которого тоже много раз менялась), хотя и не желали назвать источники.

Выбирать стали меньше?

Изменения структуры университетов традиционно оправдывались соображениями эффективности и инновационности – конечно, это в некоторой степени мотивирует преобразования. Однако одно – и очень существенное – изменение практически никогда не упоминается руководителями вузов или чиновниками – это сокращение количества выборных должностей в университете.

Как замечает профсоюз «Университетская солидарность», выборность деканов и заведующих кафедрой закреплена в Трудовом кодексе (часть 11 статьи 332). В то же время о директорах институтов и школ там ничего не говорится. Таким образом, объединение факультетов в институты и школы позволяет легко обойти норму трудового кодекса.

В начале 2000-х в абсолютном большинстве университетов большая часть руководителей образовательных и научных подразделений избиралась учеными советами. После 2005-го ситуация начала меняться.

Все федеральные и национальные исследовательские университеты изменили свои уставы в соответствии с новым статусом и вписали в них возможность образования институтов. Однако не все поменяли структуру.

Я проанализировала уставы и структуру всех федеральных и национальных исследовательских университетов, чтобы ответить на вопрос, насколько выборность руководителей сохранилась. Вот результаты этого анализа.

Больше назначений

Если учитывать только крупные подразделения первого уровня, занимающиеся образовательной (а не исключительно научной) деятельностью, то ситуация в федеральных (ФУ) и национальных исследовательских университетах (НИУ) следующая:

1

Среди федеральных университетов нет ни одного, где руководители подразделений первого уровня исключительно избираются.

Среди национальных исследовательских таких университетов семь: МГТУ им. Баумана, МФТИ, Пермский госуниверситет, РНИМУ им. Пирогова, РГУ нефти и газа им. Губкина, Санкт-Петербургский горный университет и Санкт-Петербургский Академический университет РАН. Чаще всего основным подразделением в этих университетах является факультет, возглавляемый деканом.

Директора вне выборов

При описании процедуры замещения деканов факультетов, директоров институтов и заведующих кафедрой абсолютное большинство уставов ФУ и НИУ использует стандартные формулировки:

  • Факультет, входящий в состав Университета, возглавляет декан, избираемый ученым советом Университета путем тайного голосования из числа наиболее квалифицированных и авторитетных специалистов <…>.
  • Должность директора института, входящего в состав Университета, замещается в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
  • Кафедру возглавляет заведующий, избираемый ученым советом Университета путем тайного голосования на срок до 5 (пяти) лет из числа наиболее квалифицированных и авторитетных специалистов <…>

Интересно, что из пункта о директорах институтов совершенно непонятно, как они замещаются. В Трудовом кодексе, как и в других нормах законодательства, мне не удалось найти упоминания директоров институтов в образовательных учреждениях.

Но я точно знаю, что выведение порядка замещения должности директора института за пределы устава университета – это недавний тренд. Еще 5-10 лет назад в уставах университетов прямо говорилось о назначении директоров институтов ректором университета.

Вот, например, формулировка из устава Уральского федерального университета образца 2011 года:

«5.50. Институт, входящий в состав Университета, возглавляет директор, назначаемый Ректором Университета из числа наиболее квалифицированных и авторитетных специалистов <…>.»

Как не выбирают в разных вузах

Достаточно часто в уставах просто не упоминается порядок замещения руководителей школ или других крупных образовательных подразделений, фактически существующих в университете. Например, информации о школах нет в уставах САФУМИФИЮжно-Уральского госуниверситета и Томского политехнического университетаИТМО состоит из мегафакультетов и факультетов, и ни для тех, ни для других процедура замещения руководителей не прописана. В ЮФУ присутствуют академии, руководители которых также не упоминаются в уставе.

МИСиС, похоже, нашел, как обойти норму Трудового кодекса о выборности деканов и заведующих кафедрой. Трудовой кодекс говорит только, что должность выборная, но не кто этот выбор осуществляет. Поэтому в уставе МИСиС деканы и заведующие кафедрой выбираются не ученым советом университета, как во всех остальных вузах в моем списке, а координационным советом из 15 человек, который, в свою очередь, назначается ректором. Такой порядок – недавняя новация. В уставе 2011 года деканы и заведующие кафедрой избирались ученым советом университета.

Высшая школа экономики – еще один интересный случай. В уставе 2011 года был прописан подробный порядок проведения выборов деканов и завкафедрой, хотя кандидатуры и вносились ректором (раздел IV, пункт 78). Спустя пять лет, в 2016-м, порядок замещения руководителей всех основных структурных подразделений университета выведен за пределы устава.

Что будет с МГУ

Вернемся, однако, к Московскому государственному университету. В нынешнем уставе вообще отсутствуют школы. В отличие от ФУ и НИУ, в уставе МГУ четко прописан довольно короткий список структурных подразделений, которые могут входить в состав университета (см. раздел III, пункт 29):

«Основными структурными подразделениями Университета являются факультеты, научно-исследовательские институты, учебные и научные центры, музеи, научная библиотека, издательство и ботанический сад, а также филиалы и представительства».

При этом деканы факультетов и директора институтов (пункт 38) избираются, и процедура выборов прописана в уставе:

«Декан (директор) факультета (научно-исследовательского института) избирается тайным голосованием членов ученого совета факультета (научно-исследовательского института) из числа наиболее квалифицированных и авторитетных работников, имеющих ученую степень или звание, сроком на 5 лет с возможностью последующего переизбрания. <…>

На основании результатов голосования ректор Университета заключает срочный трудовой договор с избранным деканом (директором) факультета (научно-исследовательского института) и издает приказ об утверждении его в соответствующей должности».

Чтобы объединить факультеты МГУ в школы, по-хорошему, нужно менять устав. И велика вероятность того, что в новой редакции процедура выборов деканов и завкафедрой будет лишь задекларирована, но не описана, а порядок замещения руководителей школ будет или проигнорирован, или описан с помощью ссылки на «порядок, установленный законодательством РФ».

* * *

Итак, тренд на сокращение выборности руководителей университетских подразделений прослеживается уже на протяжении 15 лет.

Уставы не всегда четко соответствуют реальности. Но даже по уставам видно, как уменьшается пространство самоуправления в университетах.

Тем не менее достаточное количество университетов хоть и изменили уставы, но не создали институты или школы, руководители которых назначались бы ректором. Вопрос о том, является ли это результатом существования сильных профессиональных сообществ в этих вузах и их стремлением к самоуправлению, остается открытым.

Наталья Форрат – исследователь Weiser Center for Emerging Democracies, University of Michigan

Материал опубликован на портале eurasianet.org

Conference

School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

Almaty, 31 October 2 November 2024

 

Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

  • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
  • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
  • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
  • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
  • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
  • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
  • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

 

Application Deadline: July 25, 2024

The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

 

The conference committee:

Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

 Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

 

About AlmaU:

Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

 

Information for traveling:

Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

 

Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

We are looking forward to meeting you in Almaty!

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 9 =