Кто пришел модернизировать университеты?

Опубликовано новое исследование о ректорах, сменившихся за последние несколько лет.

Катерина Губа

 

Фото: По замыслу Министерства образования, перестройка университетов должна начинаться с пересмотра руководящего состава. (Ivtorov, Wikimedia Commons, bit.ly/2YyznHz)

 

Почему побеждает слабый лидер

Историк экономики из Гарварда Генри Розовски в своей знаменитой книге «Университет: руководство пользователя» связал эффективность руководства с процедурой избрания ректора. Так, выборы с широким участием профессоров скорее приведут к победе слабого лидера.

Зависимость от электората вынудит будущего ректора принимать компромиссные решения. Вряд ли кто-то в здравом уме решится закрыть образовательную программу, на которую нет спроса, или значительно сократить финансирование, зная, что недовольные профессоры – это будущие избиратели.

 

Изменения в университетах начались с ректоров

Исследуя перемены в управлении российскими университетами, можно даже предположить, что российское Министерство науки и высшего образования в последние годы вдохновлялось книгой Розовски. Мы видим последовательное сокращение выборности руководителей – как на самом высшем уровне, так и на уровне университетских подразделений.

Министерство ставит своей целью запустить масштабные изменения в университетах, которым теперь необходимо показать успешность в трех миссиях:

  • качество образования,
  • научные достижения,
  • вклад в экономическое развитие страны.

По замыслу министерства, перестройка университетов должна начинаться с пересмотра руководящего состава. Широко распространена версия, что именно для этого министерство начало сокращать выборность руководящих должностей.

Ректорский состав действительно заметно обновился. Центр институционального анализа науки и образования Европейского университета в Санкт-Петербурге (ЦИАНО ЕУСПб) изучил смену ректоров в российских вузах в 2015-2017 годах и обнаружил, что руководство сменилось в каждом четвертом госвузе.

 

Как изменилась процедура

Исчезновение выборов в самых влиятельных университетах (участниках Программы 5-100) сделало изменение процедуры смены ректора видимым. Кажется, теперь ректоры в российских вузах назначаются повсеместно.

В действительности далеко не все университеты перешли от выборов к назначениям. Согласно нашему исследованию, в период 2015-2017 гг. около трети ректоров назначались, остальные продолжали выбираться.

Вместе с тем мы обнаружили, что хотя новые ректоры чаще выбираются, чем назначаются, учредитель продолжает играть заметную роль при смене ректора – даже в случае выборов.

Демократические по уставу выборы вовсе не обязательно являются конкурентными. Рассмотрим количество соперников, которые борются за место ректора в государственных вузах.

Чаще всего заявки в ученый совет на участие в выборах ректора подают от одного (43%) или двух (40,7%) кандидатов, включая будущего победителя. Однако не все из них доходят до конца процедуры выборов и участвуют как кандидаты в голосовании конференции.

После процедуры контроля кандидатов со стороны учредителя количество участников резко сокращается – чаще всего оставался один или два кандидата.

 

Количество кандидатов на пост ректора до и после аттестационной комиссии

1

В большинстве государственных вузов ректоры сменились в результате низко-конкурентных выборов или прямого назначения. И в том, и в другом случае мы можем предполагать, что министерство во многом контролировало выборный процесс.

 

Кто приходит в ректоры

Действительно ли министерство стремится заменить старых управленцев на новых, ради чего и менялись уставы вузов? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте сравним характеристики новых ректоров с ушедшими управленцами.

Новые цели, поставленные перед университетами, предстояло достичь в сжатые сроки. Это требовало принятия сложных решений, многие из которых могли вызвать неодобрение со стороны преподавателей.

Как мы уже упоминали, радикальные изменения в меньшей степени можно ожидать от «внутренних» кандидатов в ректоры. Ведь «внутренний» кандидат больше зависит от сложившихся групп интересов внутри университета.

Ректоры-варяги. Однако наши данные показывают, что ректоров-варягов в новой группе ректоров стало даже меньше. Если ранее только 15% ректоров закончили вуз, который они возглавили, в новой волне их уже 39%.

Более того, против наших ожиданий, если ректора и приглашали извне, то это чаще случалось с эффективными университетами. По всей видимости, министерство не стремилось найти особых управленцев для проблемных вузов.

Ректоры-менеджеры. Эффективный менеджмент больше ассоциируется с появлением управленцев, которые специализируются в экономике и менеджменте. Есть мнение, что их компетенций достаточно для того, чтобы управлять специализированными организациями, такими как университеты или больницы.

Наши данные показывают, что среди ректоров лидируют ученые с техническими, педагогическими и экономическими степенями. При этом среди новых ректоров действительно несколько чаще встречаются ученые со степенями в гуманитарных, социальных и экономических науках, тогда как ректоров, являющихся специалистами в естественных науках, стало меньше.

Изменения, однако, не слишком масштабны и затрагивают преимущественно педагогические и классические вузы. Аграрные, медицинские и технические вузы по-прежнему рекрутируют ректоров исключительно из специалистов своей области.

Ректоры-ученые. Сократилось или возросло число крупных ученых, ставших по главе университета? Управленческие таланты далеко не всегда успешно сочетаются с научными заслугами: успех в одном оставляет мало времени на другие занятия. Тогда можно ожидать, что новые кадры будут менее успешны в науке в сравнении со своими предшественниками.

Мы нашли, что ректорами далеко не всегда становятся крупные ученые. Но если они и встречаются, то среди ушедших ректоров они встречаются чаще. Данные РИНЦ показали, что по своим формальным показателям старые ректоры больше цитировались, больше публиковались и имели более высокий индекс Хирша.

Оказалось также, что среди новых ректоров доля тех, кто входит в топ лучших ученых своей области, меньше, чем среди старых ректоров (20,3% против 33,5%). Однако наши расчеты не берут во внимание административный ресурс ректоров, который явным или неявным образом может работать для улучшения формальных показателей.

 

Почему ректоры не меняются

В целом мы не обнаружили кардинальных изменений в новом корпусе ректоров. Ректоры, которым была доверена сложная миссия модернизировать российские университеты, мало отличаются от своих предшественников. Как это можно объяснить? В заключении можно предложить две версии.

Первая версия. В первой, более «конспирологической» версии, мы предполагаем, что поиск руководства, более пригодного для масштабных изменений, – это только удобная риторика для того, чтобы поставить лояльных людей руководить университетами.

Ректоров стали назначать под лозунгом более эффективного управления, но в реальности это было сделано, чтобы появилась легальная возможность контролировать назначение ректоров. Лояльность при этом малодоступна для количественного исследования. Она может и вовсе не отражаться на биографических характеристиках ректоров, которые мы смогли проанализировать.

Вторая версия. Возможна и другая версия – что риторика и практика просто мало сочетаются. Процедуры меняются под риторическими лозунгами, но каждая отдельная смена ректора – это процесс, в который включено много факторов. К примеру, подходящего руководителя могли не найти в нужные сроки. А если и нашли, то он или она не согласились ехать далеко от Москвы. Большие нарративы о том, кем и как должны управляться университеты, далеко не всегда заземляются в конкретных решениях.

Катерина Губа – директор  Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

Материал опубликован на портале eurasianet.org

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

− 3 = 7