Кто пришел модернизировать университеты?

25 августа | 2020

Опубликовано новое исследование о ректорах, сменившихся за последние несколько лет.

Катерина Губа

 

Фото: По замыслу Министерства образования, перестройка университетов должна начинаться с пересмотра руководящего состава. (Ivtorov, Wikimedia Commons, bit.ly/2YyznHz)

 

Почему побеждает слабый лидер

Историк экономики из Гарварда Генри Розовски в своей знаменитой книге «Университет: руководство пользователя» связал эффективность руководства с процедурой избрания ректора. Так, выборы с широким участием профессоров скорее приведут к победе слабого лидера.

Зависимость от электората вынудит будущего ректора принимать компромиссные решения. Вряд ли кто-то в здравом уме решится закрыть образовательную программу, на которую нет спроса, или значительно сократить финансирование, зная, что недовольные профессоры – это будущие избиратели.

 

Изменения в университетах начались с ректоров

Исследуя перемены в управлении российскими университетами, можно даже предположить, что российское Министерство науки и высшего образования в последние годы вдохновлялось книгой Розовски. Мы видим последовательное сокращение выборности руководителей – как на самом высшем уровне, так и на уровне университетских подразделений.

Министерство ставит своей целью запустить масштабные изменения в университетах, которым теперь необходимо показать успешность в трех миссиях:

  • качество образования,
  • научные достижения,
  • вклад в экономическое развитие страны.

По замыслу министерства, перестройка университетов должна начинаться с пересмотра руководящего состава. Широко распространена версия, что именно для этого министерство начало сокращать выборность руководящих должностей.

Ректорский состав действительно заметно обновился. Центр институционального анализа науки и образования Европейского университета в Санкт-Петербурге (ЦИАНО ЕУСПб) изучил смену ректоров в российских вузах в 2015-2017 годах и обнаружил, что руководство сменилось в каждом четвертом госвузе.

 

Как изменилась процедура

Исчезновение выборов в самых влиятельных университетах (участниках Программы 5-100) сделало изменение процедуры смены ректора видимым. Кажется, теперь ректоры в российских вузах назначаются повсеместно.

В действительности далеко не все университеты перешли от выборов к назначениям. Согласно нашему исследованию, в период 2015-2017 гг. около трети ректоров назначались, остальные продолжали выбираться.

Вместе с тем мы обнаружили, что хотя новые ректоры чаще выбираются, чем назначаются, учредитель продолжает играть заметную роль при смене ректора – даже в случае выборов.

Демократические по уставу выборы вовсе не обязательно являются конкурентными. Рассмотрим количество соперников, которые борются за место ректора в государственных вузах.

Чаще всего заявки в ученый совет на участие в выборах ректора подают от одного (43%) или двух (40,7%) кандидатов, включая будущего победителя. Однако не все из них доходят до конца процедуры выборов и участвуют как кандидаты в голосовании конференции.

После процедуры контроля кандидатов со стороны учредителя количество участников резко сокращается – чаще всего оставался один или два кандидата.

 

Количество кандидатов на пост ректора до и после аттестационной комиссии

1

В большинстве государственных вузов ректоры сменились в результате низко-конкурентных выборов или прямого назначения. И в том, и в другом случае мы можем предполагать, что министерство во многом контролировало выборный процесс.

 

Кто приходит в ректоры

Действительно ли министерство стремится заменить старых управленцев на новых, ради чего и менялись уставы вузов? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте сравним характеристики новых ректоров с ушедшими управленцами.

Новые цели, поставленные перед университетами, предстояло достичь в сжатые сроки. Это требовало принятия сложных решений, многие из которых могли вызвать неодобрение со стороны преподавателей.

Как мы уже упоминали, радикальные изменения в меньшей степени можно ожидать от «внутренних» кандидатов в ректоры. Ведь «внутренний» кандидат больше зависит от сложившихся групп интересов внутри университета.

Ректоры-варяги. Однако наши данные показывают, что ректоров-варягов в новой группе ректоров стало даже меньше. Если ранее только 15% ректоров закончили вуз, который они возглавили, в новой волне их уже 39%.

Более того, против наших ожиданий, если ректора и приглашали извне, то это чаще случалось с эффективными университетами. По всей видимости, министерство не стремилось найти особых управленцев для проблемных вузов.

Ректоры-менеджеры. Эффективный менеджмент больше ассоциируется с появлением управленцев, которые специализируются в экономике и менеджменте. Есть мнение, что их компетенций достаточно для того, чтобы управлять специализированными организациями, такими как университеты или больницы.

Наши данные показывают, что среди ректоров лидируют ученые с техническими, педагогическими и экономическими степенями. При этом среди новых ректоров действительно несколько чаще встречаются ученые со степенями в гуманитарных, социальных и экономических науках, тогда как ректоров, являющихся специалистами в естественных науках, стало меньше.

Изменения, однако, не слишком масштабны и затрагивают преимущественно педагогические и классические вузы. Аграрные, медицинские и технические вузы по-прежнему рекрутируют ректоров исключительно из специалистов своей области.

Ректоры-ученые. Сократилось или возросло число крупных ученых, ставших по главе университета? Управленческие таланты далеко не всегда успешно сочетаются с научными заслугами: успех в одном оставляет мало времени на другие занятия. Тогда можно ожидать, что новые кадры будут менее успешны в науке в сравнении со своими предшественниками.

Мы нашли, что ректорами далеко не всегда становятся крупные ученые. Но если они и встречаются, то среди ушедших ректоров они встречаются чаще. Данные РИНЦ показали, что по своим формальным показателям старые ректоры больше цитировались, больше публиковались и имели более высокий индекс Хирша.

Оказалось также, что среди новых ректоров доля тех, кто входит в топ лучших ученых своей области, меньше, чем среди старых ректоров (20,3% против 33,5%). Однако наши расчеты не берут во внимание административный ресурс ректоров, который явным или неявным образом может работать для улучшения формальных показателей.

 

Почему ректоры не меняются

В целом мы не обнаружили кардинальных изменений в новом корпусе ректоров. Ректоры, которым была доверена сложная миссия модернизировать российские университеты, мало отличаются от своих предшественников. Как это можно объяснить? В заключении можно предложить две версии.

Первая версия. В первой, более «конспирологической» версии, мы предполагаем, что поиск руководства, более пригодного для масштабных изменений, – это только удобная риторика для того, чтобы поставить лояльных людей руководить университетами.

Ректоров стали назначать под лозунгом более эффективного управления, но в реальности это было сделано, чтобы появилась легальная возможность контролировать назначение ректоров. Лояльность при этом малодоступна для количественного исследования. Она может и вовсе не отражаться на биографических характеристиках ректоров, которые мы смогли проанализировать.

Вторая версия. Возможна и другая версия – что риторика и практика просто мало сочетаются. Процедуры меняются под риторическими лозунгами, но каждая отдельная смена ректора – это процесс, в который включено много факторов. К примеру, подходящего руководителя могли не найти в нужные сроки. А если и нашли, то он или она не согласились ехать далеко от Москвы. Большие нарративы о том, кем и как должны управляться университеты, далеко не всегда заземляются в конкретных решениях.

Катерина Губа – директор  Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

Материал опубликован на портале eurasianet.org

Conference

School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

Almaty, 31 October 2 November 2024

 

Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

  • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
  • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
  • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
  • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
  • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
  • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
  • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

 

Application Deadline: July 25, 2024

The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

 

The conference committee:

Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

 Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

 

About AlmaU:

Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

 

Information for traveling:

Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

 

Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

We are looking forward to meeting you in Almaty!

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 45 = 47