Академические свободы или полезные знания?

Под влиянием пандемии правительства хотят увеличить долю полезных исследований в несколько раз. На наших глазах формируются новые ориентиры государственных научных политик.

 

Ирина Дежина

 

Фото: Почему страны, тратящие миллиарды на фундаментальную биомедицину, демонстрируют результаты, уступающие тем, кто расходуе гораздо меньше? (Image by Nick Bolton on Unsplash)

 

Пандемия рушит стандарты

Дискуссия о правильном сочетании академических свобод длится долгие годы. Могут ли ученые сами выбирать темы и методы исследований? Насколько наука должна служить обществу и потому быть полезной для экономики и социальной сферы?

Пандемия дала новый аргумент в этой дискуссии. Она показала, что академические свободы, понимаемые как возможность ученого выбирать тему исследования, не всегда являются стимулом для получения востребованных научных результатов.

В первую очередь в США и Великобритании стали подниматься вопросы о степени полезности научных исследований, финансируемых государством. Возможно ли сделать так, чтобы решение проблем фундаментального характера чаще приводило к результатам, нужным обществу?

В связи с этим заговорили даже об устаревании послевоенной парадигмы грантовой поддержки «чистой» науки — когда ученые ценят в первую очередь академические свободы, позволяющие заниматься тем, что нравится, не задумываясь о практической пользе дела.

Безусловно чисто фундаментальные исследования нужны, и важность blue skies research, то есть исследований без ясной цели, никто не отвергает. Однако в каких пропорциях должен поддерживаться этот и другие типы исследований?

 

«Чистая наука» против полезных знаний

После начала пандемии в США был поставлен вопрос: почему страна, тратящая миллиарды долларов в год на фундаментальную биомедицинскую науку, демонстрирует результаты, уступающие странам, где на подобные исследования расходуется значительно меньше средств?

При этом ученые-биомедики сосредоточили свое внимание на областях, которые обеспечивают высокую научную продуктивность, однако эти направления совсем не обязательно могут внести вклад в улучшение здоровья нации.

А следовательно, слишком много академической свободы и «чистой» науки, результаты которой измеряются публикациями, ведет к замедлению получения полезных для общества знаний.

 

Что такое HIBAR

Эти вопросы зрели давно, однако сейчас наблюдается системный сдвиг, поскольку правительства разных стран начали предпринимать практические шаги.

В США, Великобритании, ЕС, Китае, Японии были инициированы законы или программы, направленные на рост поддержки исследований типа HIBAR – Highly Integrated Basic and Responsive. В такого типа программах фундаментальные исследования выполняются в ответ на практические запросы общества или имеют достаточно понятные области применения.

При этом исследований, которые можно отнести к типу HIBAR, в настоящее время не так много. Например, в университетах, по оценкам, их не более 5% от общего объема финансирования.

В условиях ускорения смены поколений технологий, появления новых угроз, с которыми надо срочно бороться, важно было бы увеличить их долю в несколько раз.

 

Новая стратегия финансирования

В 2020 году началась разработка мер, направленных на трансформацию сложившейся системы.

 

США. Здесь был разработан законопроект, получивший название «Закон о бесконечных рубежах» (The Endless Frontiers Act — S. 3832). Он предполагает реорганизацию Национального научного фонда США (ННФ) — основного ведомства, финансирующего фундаментальные исследования. В его структуре создается Директорат по технологиям, который будет финансировать фундаментальные исследования, нацеленные на разработку новых технологий.

Для этих целей предлагается выделить Фонду дополнительно 100 млрд долларов на пять лет и переименовать его в Национальный фонд науки и технологий (National Science and Technology Foundation).

 

Великобритания. В июле правительство обнародовало «Дорожную карту» развития исследований и разработок (R&D Roadmap). В ней зафиксирован приоритет исследований типа HIBAR, а также приводятся семь принципов, определяющих такие исследования. В том числе, исследования HIBAR должны:

  • помогать решить важную социальную проблему,
  • быть по-настоящему прорывными и новаторскими,
  • но при этом конкретно определять, что планируется достичь, с четкими сроками завершения работ.

Для поддержки исследований будет создано специальное агентство BARPA – British Advanced Research Projects Agency – с бюджетом для развертывания работы, оцениваемым на уровне £800 млн (1 млрд долларов) .

 

Библиометрическая гонка по-российски

В России также говорят о важности практической пользы науки. Однако поддержка исследований продолжается в прежней парадигме «фундаментальных» исследований, основанных на академической свободе, и исследований прикладных.

Де-факто в области «чистой» науки академические свободы оказались под гораздо большим давлением, чем исследования типа HIBAR за рубежом. Это произошло из-за жесткой ориентации государства, включая государственные научные фонды, на измерение результативности науки преимущественно библиометрическими показателями.

Библиометрическая гонка началась почти 10 лет назад. Фокус на публикационную активность закрепляется и в проекте новой инициативы – она получила название Программы стратегического академического лидерства (ПСАЛ), рассчитанной до 2030 г.

При этом вопрос полезности науки в России не менее актуален, чем за рубежом. Однако понятие экономической полезности научных исследований не артикулировано. Ее оценки по тем моделям, которые приняты за рубежом, не проводятся и в целом малоизвестны. Начавшиеся недавно дискуссии о важности социально-экономической отдачи исследований в университетах пока имеют только концептуальный характер.

В то же время «чистая» наука, а с ней и академические свободы оказались под жестким давлением политической повестки, в которой одна из центральных целей для науки – занятие определенных позиций в международных рейтингах.

Стремление попасть в международные рейтинги привело к положительному результату — приросту числа публикаций российских авторов в базах данных WoS / Scopus.

 

Побочные эффекты

Но это же стремление одновременно породило массу негативных явлений.

При этом научная политика в университетах по сути сохраняет главный стимул к тому, чтобы любой ценой продолжать наращивать число публикаций в нужных изданиях, поскольку эта деятельность привязана к дополнительной оплате исследователей, которая может в разы превышать должностной оклад. Ученые, занимающиеся фундаментальными исследованиями, оказались перед дилеммой — академическая свобода или заработок.

Среди последствий публикационной гонки

  • снижение креативности,
  • сокращение «инновационных» тем, поскольку наиболее «проходные» публикации – это те, которые находятся в мейнстриме научной мысли.

Об этой опасности недавно предупреждал Хорхе Хирш – автор известного индекса Хирша, в настоящее время широко используемого в России в качестве показателя «ценности» ученого.

Отдельную тревогу вызывает положение в общественных науках. Здесь помимо прочего начала происходить подгонка тематик под те, что с наибольшей вероятностью будут одобрены и опубликованы в иностранных журналах.

Такая тенденция не уникальна для России – ее заметили и в Китае, где также изначально стремились нарастить число публикаций в индексируемых изданиях. Ориентация китайских ученых-обществоведов на международные издания привела к игнорированию внутренних проблем страны. Сократилось число исследований, посвященных глубокому изучению состояния китайского общества.

В итоге китайское правительство постановило больше не использовать библиометрические данные при принятии решений о найме, продвижении и материальном поощрении исследователей.

 

* * *

Можно ли рассматривать переход в мировой повестке к политике поддержки исследований типа HIBAR как наступление на академические свободы?

С одной стороны, казалось бы, да — поскольку тематика исследований ограничивается тем, что важно для экономики и общества.

С другой стороны, поскольку разрабатываются фундаментальные проблемы, хотя и с ориентацией на практический результат, то не требуется подстраиваться под какие-либо концепции и утверждения. А значит, академические свободы в части возможности свободно выражать свою позицию не нарушаются.

Однако в России движения к таким исследованиям нет, а давление библиометрии как мерила уровня, ценности ученого и прилагаемых к публикационным заслугам льгот имеет все шансы сохраниться в следующее десятилетие.

 

Ирина Дежина — профессор НИУ-ВШЭ (Москва), руководитель Аналитического департамента научно-технологического развития Сколковского института науки и технологий (Москва)

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

70 − = 62