Студенческие сообщества после 24 февраля

Определить действительный уровень антивоенного сопротивления в российских университетах достаточно сложно. Мы попытались выявить тренды.

Студенты против войны

 

Фото: Действия студентов/студенток направлены на то, чтобы подорвать иллюзию, будто университетское сообщество единогласно принимает происходящее. Photo by Cédric VT on Unsplash

 

Союз ректоров — за

Раскол мнений в отношении к войне не оставил в стороне и российскую академию.  В первую же неделю сообщества университетов по всей России стали выражать свою позицию в открытых письмах, которые — за редкими исключениями — были антивоенными.

Российский союз ректоров решил, что ситуация требует выразить поддержку президенту, и опубликовал два провоенных обращения. Согласно этим обращениям, университеты должны стать поддержкой и опорой российской армии и государства.

(Читайте подробнее об этом в материале «Война и академический мир»)

 

Чаще всего решение выразить поддержку ректоры принимали единолично, не обговаривая его ни с учёными советами, ни с учащимися. В редких случаях учёные советы впоследствии принимали решение поддержать позицию ректора.

Тем не менее, не стоит забывать, что в академии велика доля тех, кто хочет продолжать учёбу – оставляя вопросы, связанные с войной, за пределами университета.

 

Давление сверху

Привычным стало давление на студентов/студенток и преподавателей/преподавательниц, задержанных на демонстрациях. Журнал DOXA документирует этот процесс (начало и продолжение хроники). В некоторых вузах – преимущественно технических, педагогических и медицинских – отчисления и увольнения следуют сразу после того, как информация о задержании доходит до управления университетов.

Чаще всего отчислить оперативно и незаметно не удаётся. Вокруг тех, на кого оказывается давление, сплачивается сообщество, в их защиту пишут открытые письма. Некоторые группы заручаются поддержкой юристов/к, готовых оспорить несправедливое решение.

Как нам стало известно, во время воспитательных бесед, проведённых с «провинившимися» в первой половине апреля, говорили о том, что принято решение не отчислять никого, поскольку люди, выступающие за войну, из-за этого могут подвергнуться маргинализации. Именно тогда в Санкт-Петербургском университете СПбГУ приняли решение не отчислять 46 студентов/к, задержанных на антивоенных акциях.

 

Забота о репутации

С началом войны ректоры стали сильнее беспокоиться о брендах университетов.  Подобные заявления делали ректоры Тюмeнского  и Санкт-Петербургского университетов. Это очередная попытка контролировать представителей/ьниц академического сообщества вне университета. Вероятно, это реакция администраций на коллективные антивоенные письма.

Например, в устав Северо-Западного института управления (филиал РАНХиГС) ввели ряд изменений. Среди них – запрет высказывать мнения в сети с указанием аффилиации и введение ответственности за участие в любой политической деятельности на территории университета.

Появляются требования не указывать аффилиацию в любых высказываниях в сети. Вероятно, придется убрать из профилей в соцсетях все упоминания, где вы учитесь или работаете?

Впрочем, нам неизвестны случаи, чтобы за невыполнение этого требования были применены санкции.

 

Что значит «университет вне политики»

На уровне риторики идёт борьба за наполнение смыслом пресловутого лозунга «университет вне политики». К нему давно апеллируют, когда требуется затоптать студенческую инициативу, не угодную администрации.

В нынешней ситуации мы видим двойственное применение этого лозунга:

  • охранительное со стороны администрации,
  • трансформативное со стороны университетских сообществ.

В обоих случаях высказываемая позиция воспринимается именно как политическая.

Решение президента оказалось настолько сложным, что и его поддержка воспринимается и описывается уже как открытое политическое – а не карьерное, как было раньше – действие.

Одновременно с этим некоторые начинают настаивать, что университет должен быть вне абсолютного подчинения политике. Университет должен стать местом, где могут звучать различные мнения. Именно такую позицию высказывают, например, в открытом письме сообщества Уральского архитектурно-художественного университета УрГАХУ и в вышеупомянутом антивоенном письме в МГУ.

 

Борьба за символы

Сегодня желающие сохранить привычный университетский уклад оказываются на одной стороне с провоенно настроенными администрациями.

Постоянно приходят сообщения о пропагандистских лекциях о войне, об отношениях России и Украины, об ответственности за распространение «фейков». Реже организуют показы пропагандистских фильмов. Тем самым «непрерывность образовательного и научного процесса» совмещается с мероприятиями, проводимыми с подачи вузовских и факультетских администраций.

Пределом терпения большинства студенческих сообществ оказывается участие в подобных принудительных собраниях. Инициативы по установке знаков военной агрессии на зданиях университетов уже встречают сопротивление со стороны студенческих сообществ.

Студенты/ки активно пытаются освоить пространство университета: ежедневно расклеивают листовки или устраивают изобретательные агитационные акции. Их действия направлены на то, чтобы подорвать иллюзию, что университетское сообщество единогласно принимает происходящее.

Эта борьба – на уровне символов. Тем не менее некоторые экзальтированные реакции показывают её необходимость и эффективность. Каждое действие администрации может стать поводом для консолидации. При этом чем возмутительнее повод, тем желательнее выступление.

Бесконечные провоенные лекции и кинопоказы – это мероприятия, необходимые исключительно для отчётности. На наш взгляд, взгляд Студентов против войны, доля тех, кто хочет участвовать в подобных мероприятиях «для галочки» в министерстве, будет уменьшаться. Было бы логичным запретить такие мероприятия в учебное время.

 

Усиление студенческих сообществ

Определить действительный уровень антивоенного сопротивления в университетах достаточно сложно.

Далеко не все считают необходимым публично рассказывать о происходящем в университете. Не каждое действие против «нормализации войны» можно зафиксировать.

 

Дискуссии. С началом вторжения в студенческой среде появился запрос на осмысление происходящего, будущего страны и науки в ней. Некоторые преподаватели/ьницы включали темы, связанные с войной, в свои курсы. Среди студентов/к потребность обсудить эти вопросы – прежде всего неопределенность будущего – не всегда чётко формулируются. Не всегда есть возможность обсудить эти вопросы на занятиях. Возможно, с этой целью лучше организовывать дополнительные занятия и встречи. 

 

Доносы. Большое беспокойство вызывают сообщения о доносах. Пока мы не фиксировали случаи, чтобы за доносами следовали взыскания. Тем не менее нужно быть готовыми к тому, что ситуация изменится.

Самый громкий случай – решение двух профессоров Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов СПбГУП уволиться после доноса студента.

 

Студенческие сообщества. В этой ситуации важнейшим является создание сильных сообществ. В тех вузах, где сообщества были организованы и уже имели институты (главным образом, студсоветы или СМИ), давление на студентов/к было меньше. И всегда встречало сопротивление. 

Но это – исключения. Мы подошли к войне без институтов и практик самоорганизации. Их отсутствие — часть проблемы, а их создание — возможность её разрешения.

 

Альтернативная госслужба. Лучший способ не оказаться на фронте во время срочной службы – это избежать срочной службы. Сегодня часть работы по выстраиванию сетей безопасности заключается в том, чтобы помочь как можно большему количеству студентов получить направление на альтернативную государственную службу. Мы призываем распространять информацию об этой опции среди военнообязанных знакомых.

Знание о том, что отчисление не означает непременно попасть в армию, поможет студентам быть смелее и не бояться отчисления – главного инструмента давления со стороны администрации.

 

* * *

Сейчас большинство студенческих инициатив реактивны. Мы считаем, что не нужно сворачивать такие инициативы, появившиеся как реакция на недопустимые действия администраций, при достижении первых результатов.

Необходимо ставить новые цели, искать возможности трансформировать свой вуз позитивным образом. Продолжать работу,

  • организуя свои мероприятия,
  • ведя СМИ,
  • поддерживая инициативы других групп,
  • предлагая свои инициативы другим группам,
  • добиваясь реальной репрезентации в учёных советах.

В конечном счёте перед нашим антивоенным сопротивлением стоит главный вопрос — каким должен быть настоящий университет.

 

Студенты против войны — Всероссийская студенческая антивоенная инициатива

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 60 = 68