Насколько академические управленцы богаче преподавателей

13 февраля | 2023

Разрыв в зарплатах больше всего заметен в исследовательских вузах.

Дарья Геращенко, Катерина Губа

 

Фото: В среднем преподаватели получают треть от зарплат ректоров и проректоров. Фотобанк Moscow-Live, CC BY-NC-SA 2.0

 

В России доходы управленцев всегда значительно отличаются от доходов тех, кто ниже по должности. Особенно заметен этот разрыв в частных компаниях, где часто перераспределяют доходы внутри организации в пользу высшего управленческого звена.

Университеты в корне отличаются от коммерческих фирм. Существует ли и здесь заметный разрыв в зарплатах на разных должностях? Какова динамика за последние несколько лет?

Мы нашли открытые данные о зарплатах ректоров, проректоров, преподавателей и научных сотрудников в 200 университетах, подотчетных Минобрнауки. На этой основе мы рассчитали разрыв в зарплатах между высшими управленцами и рядовыми преподавателями/научными сотрудниками.

 

Топ вузов с самыми высокими зарплатами

Согласно абсолютным значениям средних зарплат, ректоры предсказуемо зарабатывают значительно больше, чем проректоры и тем более профессорско-преподавательский состав (ППС) и научные сотрудники.

Самые высокие ректорские зарплаты – в исследовательских университетах. Из топ-20 университетов с самыми высокими зарплатами ректоров 12 вузов имеют статус НИУ или участвовали в программе «5-100».

Подробнее о программе «5-100» — в материале Виктории Пардини «Разделенный университет»: зачем российским вузам иностранные ученые?»

 

На 2021 год в топ-5 вузов с самыми высокими зарплатами ректоров входили:

  • ИТМО (раньше Ленинградский институт точной механики и оптики) — 1,195,437 руб./месяц,
  • Российский университет дружбы народов (РУДН) — 1,035,795 руб.,
  • Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина — 1,031,483 руб.,
  • Российский технологический университет — 971,615 руб.,
  • Санкт-Петербургский политехнический университет им. Петра Великого — 935,593 руб.

    При этом, конечно, во многих вузах ректоры получают намного меньше. В 2021 году наименьшая зарплата составила 144,798 руб. в Восточно-Сибирском госуниверситете технологий и управления. Половина ректоров получает не больше 341 тыс. рублей.

    Проректорские зарплаты обычно высоки там, где большие зарплаты у ректора – корреляция на уровне 0,87. Кроме того, преподаватели и научные сотрудники также получают больше в вузах, где управленцы имеют высокие зарплаты. Корреляция между средними зарплатами ППС и зарплатой ректора составляет 0,78, для научных сотрудников – 0,56.

    Другими словами, зарплаты в абсолютных цифрах указывают на общее благополучие университетов. Ресурсов достаточно для того, чтобы высокие зарплаты получали как преподаватели, так и управленцы.

    Следующие университеты попали в топ-20 высоких зарплат по всем категориям сотрудников:

    • Российский технологический университет,
    • Московский авиационный институт,
    • Университет науки и технологий МИСИС (прежде Московский институт стали и сплавов),
    • ИТМО,
    • Московский энергетический институт (МЭИ),
    • РУДН.

     

    Чьи зарплаты росли заметнее

    Динамика за четыре года показывает рост зарплат всех категорий сотрудников.

    Если сравнивать 2018 и 2021 годы, самый большой прирост заметен в зарплатах ППС и научных сотрудников.

    • Ректорские зарплаты выросли на 20%,
    • проректорские – на 31%,
    • научных сотрудников – на 47%,
    • ППС – на 51%.

    Такой заметный рост преподавательских зарплат частично связан с президентскими указами о необходимости увеличить зарплату вузовским работникам. На практике это зачастую означало скорее увеличение нагрузки в рамках одной ставки, чем реальный рост доходов ППС. Кроме того, на средние цифры сильно влияют случаи с высокими цифрами (выбросы ) – даже несколько профессоров с очень высокими зарплатами могут сильно завысить значение всей категории.

    Если рост зарплат преподавателей и научных зарплат за последние годы замедлился, рост административных зарплат продолжился. Зарплаты ППС выросли за 2021 год на 1,8%, тогда как ректорские зарплаты в среднем увеличились на 13%.

    Рисунок 1. Средние зарплаты в российских вузах

     

    Мы посчитали разрыв в среднемесячных зарплатах между администраторами и ППС/научными работниками в % для каждого из годов наблюдений (2018-2021). Разрыв можно трактовать следующим образом: какой % в данном вузе составляет средняя зарплата ППС или научных работников от средней зарплаты высших администраторов (ректоров и проректоров).

    Рисунок 2. Разрыв в зарплатах между высшими управленцами и ППС/научными сотрудниками

     

    На рисунке 2 видно, что в 2018 году зарплата ППС составляла 29,2% от зарплаты ректоров и проректоров, а зарплата научных сотрудников – 36,8% (в среднем по выборке). Вплоть до 2020 года существовал тренд на снижение разрыва.

    Однако в 2021-м разрыв увеличился. Если в 2020 году средняя зарплата ППС составила 37,2% от средней зарплаты администраторов, то в 2021-м – уже 34,8%. Средняя зарплата научных сотрудников снизилась с 47,8% до 42,1%.

     

    В каких университетах меньше разрыв в зарплатах?

    Мы ожидали, что разрыв будет менее заметен в вузах, ориентированных на науку (например, НИУ или у бывших участников проекта 5-100). В таких университетах существует система мотивации, позволяющая сотрудникам с высокими результатами увеличивать доходы за счет публикаций в престижных журналах. За них начисляются бонусы и надбавки.

    В действительности, в вузах, ориентированных на исследования, всегда разрыв больше — в отношении как зарплат ППС, так и научных сотрудников. Так, в 2021 году зарплата ППС в исследовательских вузах в среднем составила 28,1% от средней зарплаты высших администраторов, а в не ориентированных на исследованиях вузах – 36,2%. Результат сохраняется даже учитывыя специализацию вуза и экономическое положение региона.

    Вероятно, такой результат связан с тем, что министерство назначает очень высокие зарплаты ректорам исследовательских вузов, субъективно высоко оценивая значимость вуза и сложность управления.

    В свою очередь, проректоры также могут иметь довольно высокие зарплаты, т.к. в соответствии с приказом министерства их уровень доходов должен быть на 10-30% ниже дохода руководителя учреждения. Иными словами, если ректор вуза получает высокую зарплату, то и проректоры будут зарабатывать много.

    При этом надбавки за научные достижения не позволяют всем преподавателям и научным сотрудникам иметь достаточно высокие зарплаты, чтобы разрыв был менее заметен.

    Публикации, если и будут снижать разрыв в зарплатах, то в университетах, для которых исследовательские задачи не так важны. На общей выборке эффект наблюдается для таких переменных, как число статей в журналах, индексируемых в Scopus и Web of Science. Чем больше таких статей публикуется в вузах, тем меньше разрыв в зарплатах. Кажется, что система эффективных контрактов работает – но не для научно-исследовательских вузов.

     

    Роль ректора в сокращении разрыва в зарплатах

    Может ли министерство принимать во внимание пожелания ректора, назначая ему размер жалования?

    Вполне вероятно, привлечь ректора-варяга сложнее, чем человека, который работал в стенах вуза годами. Поэтому зарплата такого варяга может быть выше, чем у «внутренних» ректоров. Тогда при внешнем ректоре разрыв в зарплатах в вузе может быть больше.

    Аналогично, если ректор избирается – и знает, что ему предстоит и переизбраться – и ему важно доверие работников и учащихся, такой ректор скорее будет склонен учитывать интересы рядовых сотрудников вуза, в том числе их зарплатные ожидания.

    Тогда как назначенный ректор менее зависим от коллектива вуза. Поэтому можно ожидать, что в таких вузах разрыв в зарплатах будет больше.

    Однако имеющиеся данные этого не обнаруживают.

     

    * * *

    Зарплаты ректоров российских вузов сильно различаются в зависимости от университета и региона.

    За последние четыре года росли зарплаты всех категорий сотрудников. Заметнее всего выросли средние зарплаты преподавателей, однако их рост за последний год замедлился.

    В университетах заметен разрыв в доходах между высшими университетскими управленцами и основными сотрудниками. В среднем преподаватели получают треть от зарплат ректоров и проректоров.

    При этом тенденция на сокращение разрыва перестала быть заметной в 2021 году. В противоположность всем ожиданиям, именно в исследовательских университетах разрыв в зарплатах наиболее заметен.

     

    Катерина Губа – директор Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге 
    Дарья Геращенко — младший научный сотрудник, Центр институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

    Conference

    School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

    Almaty, 31 October 2 November 2024

     

    Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

    The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

    Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

    These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

    For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

    • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
    • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
    • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
    • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
    • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
    • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
    • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

    The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

    The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

    Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

     

    Application Deadline: July 25, 2024

    The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

     

    The conference committee:

    Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

     Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

    Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

    Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

     

    About AlmaU:

    Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

    The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

     

    Information for traveling:

    Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

     

    Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

    We are looking forward to meeting you in Almaty!

    You May Also Interested

    0 Комментариев

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    49 − = 44