Российские ученые за границей: в поисках своего места

12 апреля | 2023

Наука и высшее образование в изгнании пытаются сделать почти невозможное.

Дмитрий Дубровский

 

Фото: Для разных категорий ученых возможности переехать и тем более – найти работу за рубежом – очень разнятся. Photo by Raychan on Unsplash.

 

Начало войны стало сильным ударом по ученым, которые так или иначе связывали свою профессиональную жизнь с Россией, и добавило мотивации тем, кто уже думал о временном или постоянном отъезде из страны.

 

Миграционные ожидания

Онлайн-опрос, проведенный малоизвестным институтом ООО «Решающий голос» летом 2022 года, показал серьезный рост процента готовности к переезду, особенно среди молодых ученых. Даже очевидная идеологическая заряженность исследования, направленного на выявление «готовности российской науки к мобилизации» и тех, для кого «тридцатилетний налет космополитизма размыл идентификацию «свой-чужой», не помешала подтвердить эти тренды.

Особенно высоки миграционные ожидания в крупных научных центрах – в Новосибирской области, Санкт-Петербурге, Москве. Большинство же остающихся вполне готовы продолжать сотрудничество с наукой стран, объявленных в России «недружественными».

Очевидной проблемой являются внешние факторы. Прямая поддержка руководством российских вузов войны отразилась в общем академическом бойкоте российской науки. В ситуации почти всеобщей аффилиации российских ученых с государственными учреждениями перспектива тотального бойкота остающихся может быть дополнительным фактором, подстёгивающим ученых к отъезду.

Для представителей социального и гуманитарного знания еще одним стимулом могут быть резко усилившаяся цензура и вынужденная самоцензура, введение очевидно идеологических курсов и программ.

 

Стратегии уехавших

Стратегия релоцировавшихся ученых в известной степени зависит от того, насколько удобным и планируемым будет их переезд.

Одни бегут от войны и политических репрессий в отношении любых антивоенных активистов. Другие уезжают тихо и даже иногда продолжают работать дистанционно c различными российскими институциями – исследовательскими и образовательными, не афишируя это.

В то же время для разных категорий ученых возможности переехать и тем более – найти работу за рубежом – очень разнятся.

 

Работа. Так, для ученых с английским или другим европейским языком в качестве рабочего такая возможность, очевидно, выше. Международные контакты, предшествующий опыт стажировок за рубежом сильно помогают как принять решение об отъезде, так и найти работу.

 

Визы. Практика показывает, что переехавшие ученые сталкиваются с последствиями принятых во многих странах решений о невыдаче виз российским гражданам, включая визы, связанные с работой или обучением.

Это стало причиной переезда многих в безвизовые страны, прежде всего в Грузию, Армению и Казахстан, чтобы затем оттуда пытаться перебраться в Европу, США или Канаду.

 

Студенты и аспиранты. У многих студентов или аспирантов, стремящихся за пределы воюющей страны, чтобы иметь возможность продолжить работу, есть шансы.

  • Так, фонд Bayhost, предоставляющий стипендии для обучения в Баварии, в начале марта 2022-го отказал всем студентам из России, сославшись на решение правительства Баварии о прекращении всех программ с российскими институциями. И пересмотрел свое решение уже в следующем, 2023 году.
  • Немецкий академический фонд DAAD, разорвав все связи с официальными российскими структурами, все это время продолжал поддерживать индивидуальные заявки.

В то же время ряд европейских исследовательских институтов отказывает в организации стажировок для молодых исследователей из России, иногда указывая на то, что сотрудничество с российскими учеными невозможно и на личном уровне.

 

«Беженский прекариат»

Программы поддержки не решают проблему эмиграции. Они в основном направлены на академических беженцев – тех, кто был вынужден уехать из-за политических преследований. Эти программы также не могут помочь всем нуждающимся.

Уезжающие же «в плановом порядке» должны не только найти работу, но и продумать ближайшую перспективу – а ее попросту невозможно запланировать заранее, учитывая, что большая часть возможных позиций – временные. Возникает своего рода «беженский прекариат» – класс социально неустроенных людей, для которых основными рабочими контрактами становятся краткосрочные, а долговременное планирование попросту невозможно.

 

Русский язык

Ухудшает ситуацию и то, что русский язык начинает восприниматься не как язык Ивана Павлова и Дмитрия Менделеева, а как язык Бучи и Мариуполя. В рамках антиколониальной критики, например, ставится вопрос о замене русского языка – как языка славистических исследований – на украинский.

Хотя «отмены» русского языка и не происходит, тем не менее резкое ухудшение отношений не может не ударить по перспективам изучения России и русского языка за рубежом. Уровень экономических и культурных контактов со странами Запада упал до уровня Холодной войны. Желающих связывать свою профессиональную карьеру со страной-изгоем вряд ли будет много.

В то же время «поворот на Восток» меняет государственную политику России в области русского языка путем создания новых кафедр и институтов в Китае, Индии и Вьетнаме. Там при поддержке России планируется создать программы обучения на русском языке с выдачей двойного диплома.

Таким образом, с одной стороны, русский язык как язык образования и науки за пределами России одними трактуется как «язык агрессии». С другой стороны, язык реально используется российским политическим режимом для поддержки нового внешнеполитического курса «поворота на Восток» — с попыткой подражать политике западных стран по продвижению образования на европейских языках, зарубежных кампусов и двойных дипломов.

Пока неясно, насколько такая стратегия будет успешной.

 

Российские институты в изгнании

Уехавшие преподаватели и студенты пытаются поддерживать образ русского языка как языка свободной науки и образования.

Прежде всего, речь о Свободном университете – созданном еще до начала войны и недавно признанным «нежелательной организацией». Он объединил как уехавших, так и оставшихся студентов и преподавателей в рамках бесплатных лекций и семинаров более чем ста преподавателей. Собственно, именно антивоенная позиция Университета – кажется, единственного русскоязычного заведения, открыто выступившего против войны – а также независимость и критическое мышление, развиваемое на курсах, стали причиной его запрета на территории РФ.

Свободный университет – не единственное объединение, которое представляет российское образование и науку в изгнании. Другой важный проект, но англоязычного вуза – University of New Europe (UNE). Цель этого университета – cоздание «инклюзивного, глобально ориентированного пространства для знаний и дискуссий» прежде всего для пострадавших от войны ученых Украины и России.

Необходимость и важность научной коммуникации и свободного научного обмена привели к появлению ряда сетевых проектов в области социального и гуманитарного знания за пределами России. В онлайн режиме они пытаются поддерживать коммуникацию между исследователями, покинувшими страну, и теми, кто остался.

  • Антивоенный проект «Академические мосты», созданный уехавшими исследователями, проводит конференции, презентации и круглые столы онлайн. Исследователи в рамках различных дисциплин пытаются осмыслять происходящую катастрофу.
  • Интересно, что логика необходимости сохранять диалог диктует даже схожесть названий. Созданный в самой России в 2023 году проект ИНИОН РАН также называется «Академические мосты». Проект направлен на поддержание контактов с научным миром.
  • Сеть Social researcher across the borders создана после начала войны с целью «…сотрудничества, поддержания транснациональной академической деятельности и солидарности».

Нетрудно увидеть прямые аналогии с такими проектами, как например “Sociologists without border”, также направленными на развитие публичной социологии и солидарности в международном научном сообществе.

Большую поддержку в этом оказывают проекты, совмещающие потенциал уехавших российских преподавателей с европейскими институциями. Осенью этого года запускается магистерская программа по российским исследованиям им. Б. Немцова на философском факультете Карлова университета в Праге. Несмотря на частые рассуждения об «отмене» русского языка, программа открывается именно на русском и планирует готовить специалистов по современной российской политике и обществу.

Уехавшие пытаются объединиться

Необходимость координации между различными проектами, помощи нуждающимся ученым, развития свободной российской науки и образования в эмиграции вызвали к жизни Декларацию о создании Ассоциации российских ученых и преподавателей в Европе «Академическая солидарность». Свои задачи она видит:

  • в налаживании коммуникации между академическими группами и проектами,
  • кампаниях поддержки тех, чьи академические права и свободы нарушаются в России,
  • сотрудничестве с международными фондами и организациями для помощи российским преподавателям и студентам за рубежом.

 

* * *

Российская наука и высшее образование пытаются сделать почти невозможное:

  • хотя бы в части эмиграции сохранить потенциал свободного творчества и образования,
  • остаться частью международного сообщества
  • и в то же время сохранить русский язык как язык академической свободы.

 

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург), исследователь Лаборатории академической свободы (ЦЕУ), член Правозащитного совета Санкт-Петербурга

 

Conference

School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

Almaty, 31 October 2 November 2024

 

Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

  • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
  • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
  • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
  • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
  • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
  • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
  • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

 

Application Deadline: July 25, 2024

The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

 

The conference committee:

Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

 Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

 

About AlmaU:

Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

 

Information for traveling:

Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

 

Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

We are looking forward to meeting you in Almaty!

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 1