Учеба против диктатуры

23 июня | 2023

Три стратегии гражданского образования

Соня Смыслова, Элла Россман

 

Фото: Разговор о желаемом будущем особенно актуален для России сегодня, в том числе в антивоенной работе. Photo by Hadija on Unsplash

 

Гражданские проекты

У российских независимых образовательных проектов долгая и сложная история, в том числе у тех, которые занимаются гражданским образованием (civic education) — обучением не конкретной профессии или дисциплине, а серии навыков, необходимых гражданам для участия в общественной и политической жизни.

В современной России гражданские проекты – такие как Свободный университет или Новая школа политических наук – решают новые важные задачи:

  • противостояние диктатуре, противодействие индоктринации в науке и образовании,
  • сохранение образовательных и научных сообществ, разрушенных войной и репрессиями,
  • создание пространств, где можно осмыслить происходящие изменения и обсудить альтернативные пути развития российского общества и всего региона.

 

Образование как мини-версия общества

При этом все, кто занимается гражданским образованием, рано или поздно сталкиваются с проблемой, которую в свое время описали Пьер Бурдье и Жан-Клод Пассерон в книге Reproduction in Education, Society and Culture.

Без специальной работы образовательное пространство начинает воспроизводить правила и устройство “внешнего” социума. Учебная среда копирует существующее неравенство за счет организации учебного плана, его содержания, используемых учебных материалов, формы экзаменов и правил распорядка.

Гражданское образование в этом смысле рискует стать мини-версией общества, с которым оно связано. В случае с Россией мы имеем дело с авторитарным режимом со слабыми демократическими институтами, цензурой и раздробленным гражданским обществом. Это не может не влиять на образовательное пространство.

 

Образование как альтернатива

Как должно быть устроено такое образование, если текущее состояние общества кажется нам несовершенным? Может ли образование предложить альтернативу и проект развития?

В этом эссе мы разбираем возможные стратегии, которые помогают образованию не копировать устройство несправедливого общества, а наоборот – преодолевать и переосмысливать его.

Мы обращаемся к российским и зарубежным примерам в образовании, искусстве и активизме. Мы намеренно выходим за пределы исключительно образовательных кейсов: художники и активисты могут предложить множество методик и подходов, ценных для тех, кто занимается образовательными проектами.

Мы уверены, что для гражданского образования полезно развиваться, не только ориентируясь на опыт художников и активистов, но и в непосредственном взаимодействии с ними, а также с местными сообществами.

Однако такие связи сложно выстраивать, если занятия проходят исключительно онлайн – а именно в такой форме вынуждены существовать многие современные российские гражданские образовательные проекты.

 

Стратегия первая:

Деконструкция скрытого учебного плана

Исследователи школы критической педагогики показали: структурное неравенство в образовании часто воспроизводится за счет так называемого «скрытого учебного плана» (hidden curriculum). Термин ввел американский социолог Филип Джексон, автор книги «Жизнь в классе» (1968). Хотя конечно, о непрописанных правилах, практиках и предустановках в образовании исследователи писали и до него.

Деконструкция скрытого учебного плана во взрослом гражданском обучении – это совместное переосмысление устоявшихся норм и иерархий, которые учитель и ученики принесли с собой в класс, и намеренное их изменение.

 

О важности конфликта

В книге Ideology and Curriculum теоретик образования Майкл Эппл концептуализировал скрытый учебный план через конфликт. От того, как школа научит ребенка решать конфликты (и каким образом она сама – как группа людей и как институция – участвует в преодолении конфликта), будет зависеть, насколько ребенок в будущем готов добиваться своего.

Эппл считал, что взаимодействие всех членов общества – это состояние постоянного и – главное – естественного конфликта. В этом конфликте большую роль играет чувство несправедливости – нормальное для любого человека и тем более для еще не «социализированного к несправедливости ребенка». Если школа учит избегать конфликтов, «быть удобными», принуждает соглашаться с порядком, который ощущается как несправедливый, то таким образом она воспитывает принимать текущий статус-кво. Тем самым школа лишает учеников возможности через конфликт менять общество к лучшему.

В такой модели деконструкцией скрытого учебного плана будет разговор о важности конфликта и попытка изменить подход к нему в классе.

 

«Поругайся со мной»

Один из примеров российской гражданской инициативы, осмыслявшей понимание конфликта, серия акций художницы и активистки Катрин Ненашевой «Поругайся со мной», организованная в 2020 году.

Ненашева ставила в петербургских дворах стол и предлагала жителям пообщаться с ней на любые темы в любой форме – допуская прямую агрессию. Художница хотела привлечь внимание к проблеме домашнего насилия, особенно обострившейся во время ковидной самоизоляции.

Нам же кажется, что акция выходит далеко за пределы заданной темы. «Поругайся со мной» возвращает конфликт в пространство города и общественной жизни, делая его отправной точкой для полноценной дискуссии о социальной проблеме.

В каком-то смысле акция претворяет в жизнь «агонистическую» модель демократии, которую предложила в своих работах философиня Шанталь Муфф. Создается пространство для спора по общественно важным вопросам. При этом изначально ценностью провозглашается продолжение взаимодействия – несмотря на конфликт.

Катрин Ненашева вывела ссору, конфликт из сферы быта в область политическую, при этом показывая связь этих двух сред. Словами Муфф, она “направляла страсти на демократические проекты”.

Акция позволяет размышлять о том,

  • как может выглядеть продуктивный конфликт в образовательной среде,
  • как он может быть смоделирован,
  • как сам по себе может стать инструментом гражданского образования.

 

DOXA: деконструкция и диалог

Конечно, скрытый учебный план можно понимать шире, чем это делает Майкл Эппл, – без фокуса на конфликте. Стратегии его деконструкции тоже могут быть многообразнее.

Например, это может быть совместный анализ и прямое проговаривание, как устроены и работают социальные иерархии и нормы в классе и образовательных институциях. Именно таким проговариванием долгое время занимался журнал DOXA.

Изначально он появился как студенческое издание Факультета гуманитарных наук Высшей школы экономики. Публикации журнала неизменно вызывали острую реакцию университетских работников и администраторов. И речь не только о материалах, обсуждавших харрасмент и домогательства в академической среде, но и о куда более невинных статьях вроде «Худшие курсы ФГН за первое полугодие 2016/2017 года».

Работа DOXA продемонстрировала, что важной составляющей скрытого учебного плана в российской высшей школе является, среди прочего, жесткая властная иерархия, вертикаль «администрация — преподаватели и ученые – студенты». Нарушение этой иерархии, например, в форме обратной связи и критики со стороны студентов, воспринимается внутри академического сообщества как посягательство.

Практика же критической педагогики подчеркивает значимость такого диалога. Он способен влиять на обе стороны, обогащать их и развивать, создавая динамику изменений для обеих сторон.

Такой диалоговый фундамент, предполагающий, что в процессе совместного взаимодействия ученик – учит, а учитель – учится, становится базовой стратегией деконструкции скрытого учебного плана.

 

Стратегия вторая:

Воображение альтернативного будущего

Следующая стратегия работы в гражданском обучении — это практики воображения альтернативного будущего, например, более справедливого общественного устройства.

 

Желаемое будущее

В современной России разговор о желаемом будущем может восприниматься негативно, как черта исключительно советского утопизма, который в результате оказался запятнан репрессиями. На самом деле разговор об альтернативах – в том числе утопическое воображение – выходит далеко за пределы советской истории.

Утопии и образы будущего были важны для политических групп и отдельных мыслителей самых разных направленностей. Кажется, без них вообще сложно сформулировать собственную позицию, сформировать политическую субъектность.

Разговор о желаемом будущем особенно актуален для России сегодня, в том числе в антивоенной работе. Как показывает последний доклад социологов из лаборатории PS Lab, в значительной мере россияне поддерживают войну в Украине не потому, что согласны с ее целями, а потому, что не видят альтернативы сложившемуся положению дел.

 

«Утопический кружок»

Примером того, как гражданское образование может создавать площадку для обсуждения альтернативного будущего, стал русскоязычный онлайн-проект «Утопический кружок» , который работал в 2020-21 годах.

“Утопический кружок” позиционировал себя как независимое образовательное сообщество, сфокусированное на обсуждении альтернатив существующему общественному устройству. Кружок организовали Анастасия Кальк, Анастасия Хибухина и Мария Потудина — вместе с группой преподавательниц, которые читали семинарские курсы по критической теории капитализма, истории феминизма, квир-теории, радикальной экологии и другим темам.

Анастасия Кальк, соосновательница кружка, сама пишет диссертацию по истории коммуны и других альтернативных способов организации быта, исследуя работы философов разных стран и политических традиций, от французских утопистов до российских народников.

 

Активное мечтание

“Утопический кружок” отличало внимательное отношение к дискуссиям о феминизме, подчеркнутая феминистская оптика, что, на наш взгляд, совершенно не случайно.

История женского движения в разных странах – это, кроме прочего, еще и история многообразия проектов гражданского образования. Эти проекты работали как пространства альтернативной политики и социального воображения. Долгое время женщины, не имея доступа в официальные высшие учебные заведения, создавали низовые образовательные проекты, чтобы получить недостающие знания, — но также чтобы обсудить свое положение и очертить контуры иного будущего, за которое они боролись.

История феминизма и борьбы за равные права изобилует примерами, интересными для тех, кто развивает проекты гражданского образования, — от Русского женского взаимно-благотворительного общества в Российской империи конца XIX века до современной некоммерческой организации Afghan Institute of Learning, после прихода к власти Талибана продолжающей работу с афганскими женщинами дистанционно.

Важная особенность таких проектов – практика «активного мечтания», по выражению Паулу Фрейре, то есть целенаправленное совмещение утопического мышления и конкретной практики, претворяющей воображаемое в жизнь.

 

Идеал будущего

Русское женское взаимно-благотворительное общество и Afgan Institute of Learning — два бесконечно разных кейса. При этом их объединяют общие цели – и это не только распространение знаний среди женщин. Их создательницы ставили перед собой и более глобальные задачи — создать условия, при которых женщины смогут развить новую политическую субъектность и благодаря ей в большей мере овладеть своей судьбой.

Как писала ученая и публицистка Мария Безобразова, одна из активных деятельниц Русского женского взаимно-благотворительное Общества, «идеал будущего — большое разнообразие женских типов, как и мужских — результат более свободного развития». Этого разнообразия в Обществе пытались достичь в том числе с помощью семинаров и клубов, от «Этического кружка» до лекций по естественным наукам и дискуссий на общественные темы. Для слушательниц создавали своего рода «женский университет в миниатюре» — идеальную модель образовательного пространства, дружественного женщинам и позволяющего им развиваться.

Похожее пространство создают и организаторки Afgan Institute of Learning, приглашая слушательниц не только на занятия по чтению, письму и математике, но и на кружок по экологии, в поэтическую группу и классы искусств — то есть выходя далеко за пределы распространения функциональной грамотности и развивая пространство для воображения и осмысления собственного опыта.

 

Соня Смыслова – исследовательница образования и куратор образовательных программ, аспирантка (PhD) Кембриджского университета
Элла Россман – историк, докторантка и преподавательница Университетского колледжа Лондона, в прошлом — соосновательница независимого образовательного проекта «Антиуниверситет».

 

В следующем материале мы расскажем о третьей стратегии гражданского образования– его взаимодействии с активизмом и арт-средой.

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

82 + = 91