Травма войны

10 марта | 2024

Психологии известно много форм защитного реагирования на травму: приспособление, отрицание, сопротивление. Как формировалась реальность войны у российских учёных?

Олег Миронов

 

Фото: Следствием войны стала дезинтеграция одних научных объединений и интеграция учёных в другие – как по политическим и этическим мотивам, так и по мотивам человеческого достоинства и совести. Photo by Transly Translation Agency on Unsplash

 

Реакция на травму войны повлияла на судьбу российских и международных научных сообществ.

 

Казус Сковороды

Спустя 9 месяцев после начала войны один из российских университетов выступил с инициативой проведения конференции к столетию со дня рождения украинского философа Георгия Саввича Сковороды. Большинство представителей гуманитарного знания откликнулось. Организаторы пригласили и украинских коллег.

Часто наука оказывается для учёных «платоновой пещерой», где можно жить по своим правилам, невзирая на внешние катастрофы.

  • Возникали вопросы: «Неужели вы думаете, что после всего зла, что сделала ваша армия, с вами кто-то будет разговаривать о творчестве Сковороды?».
  • И ответы: «Мы вас понимаем, но наша деятельность посвящена науке, а не политике. Давайте оставаться друзьями и совместно заниматься нашей наукой – как и прежде».

Многие российские ученые искренне считали, что после 9 месяцев яростного сопротивления украинцы способны «с цветами ждать освободителей от гнёта западных элит».

 

«Не желаем слушать»

История запечатлела, как рвались академические связи в первые дни войны.

Наши украинские коллеги взывали внутри научных объединений: «Нас бомбят, выходите, говорите, делайте что-то, требуйте от вашей власти остановить вторжение». Они верили, что это возможно, и просили нас «публично выражать своë несогласие в своих городах, чтобы остановить дальнейшее насилие и принудить агрессора покинуть территорию независимого государства».

А вот так российская профессура реагировала на просьбы коллег, с которыми бок о бок трудились вместе на академической стезе:

  • «Мы не желаем слушать и читать сообщения об армии «российских фашистов»; эта информация не относится к теме исследований, для которых все собрались в академическое объединение и подписались на научную рассылку».
  • «Мы крайне возмущены ситуацией, которая имеет место быть в переписке, считаем данный факт не научным и просим руководство организации пресечь дальнейшее обсуждение начала СВО во избежание дальнейшей полемики, склонения и морального принуждения к участию в каких-либо действиях или выражению мнений, так как это не соответствует статусу человека развивающего, познающего предмет науки и человека, причастного к исследованиям знаний».
  • «Мы считаем неэтичным высказывание своего мнения по поводу политических действий руководства стран, поскольку эти высказывания являются маргинальными в рамках академической среды».

 

«Уважать хрупкое равновесие»

Руководители многих научных объединений пытались усидеть на двух стульях. Но в итоге пришлось выбрать стул, который тогда, в конце февраля 2022 года, казался больше и крепче.

В качестве примера можно привести слова главы одной из ассоциаций:

«Уважаемое научное сообщество, благодарим за ваши мнения и оценки в связи со сложной политической ситуацией. Нам всем сейчас очень непросто, особенно тем, кто живëт на Украине. Однако, вспомним то, ради чего мы все собрались. А собрались мы потому, что нам всем интересна наша наука и нам интересно еë изучать с академической точки зрения. Мы все слишком разные, у нас у всех различные политические взгляды и предпочтения (или их отсутствие). И для организации важны все вы, а не отдельные личности. Поэтому просим уважать наше пусть хрупкое, но равновесие, не бросаться скоропалительными и эмоциональными ярлыками, не собирать средства в пользу какой-либо из враждующих сторон — для этого есть другие площадки. Просим всех не выносить в нашу организацию никаких политических вопросов, они ни к чему хорошему не приводят и только порождают бесконечные нерешаемые конфликты. Призываем участников научного сообщества не отказываться ни от дальнейшей совместной работы, ни тем более покидать организацию: мы вас всех ценим и уважаем и надеемся на регулярное и плодотворное сотрудничество».

 

«Ничего не поделаешь»

Украинские коллеги покидали научные ассоциации — не потому, что их руководство поддержало вторжение. Причины глубже.

Подготовка многих совместных мероприятий началась до 24 февраля, а проведение было запланировано после. Один из таких круглых столов проходил в режиме онлайн в конце февраля и был посвящён феноменологии видов любви в греческой философии.

Пришли, как и было запланировано, украинские учёные и философы. Российские организаторы так и не сказали ни одного слова о начале военного вторжения.

Во время общей дискуссии учёный из Сум заметил: «Как странно, коллеги, мы с вами сейчас говорим о любви, а у меня окна трясутся от обстрела вашими ракетами». И другой пожилой филолог из Харькова: «А я сегодня ходил записываться в тероборону. Там огромная очередь из здоровых, разозлённых хлопцев, и все говорят на русском».

На что филолог из Москвы заметила: «Войны были и будут всегда. Ничего не поделаешь».

 

«Человек – существо политическое»

Российские коллеги тоже покидали научные ассоциации. Возможно, кто-то из них, вспоминая великих деятелей прошлого, создавших философию науки, этику науки, – Гипатию, Коперника, Джордано Бруно, задавался вопросом:

про что любая наука, если её обесчеловечить?

Великая Эллада, из которой возникла современная наука, сделала полемику, диспут, майевтику правилом общения учёных. Античные умы не боялись спорить о политике: учёные и философы, естествоиспытатели и астрономы писали трактаты о политике, не боясь ни тиранов, ни сатрапов, ни царей. «Человек по природе есть существо политическое», — провозгласил Аристотель.

Многие из тех украинцев и русских, кто покинул российские научные сообщества в первый месяц полномасштабной войны, сделали это не по политическим мотивам. Многие исследователи занимаются наукой потому, что в этом занятии есть достоинство, которое выше «властителей мира сего». Достоинство Диогена – в его словах хозяину мира: «Отойди, ты мне солнце загораживаешь». И когда храм знания начинает выглядеть жалко, то не хочется быть к этому причастным.

Некоторые коллеги признавались: «У нас научно-клиническая школа, которая создавалась более тридцати лет. И если мы выступим против войны, этот многолетний труд сотен учёных будет уничтожен. Нам не дадут работать, не дадут разрабатывать лекарства. Поэтому мы давно отказали себе в удовольствии ругать власть, и сейчас не происходит ничего нового».

 

Чаша компромиссов

Однако многие российские учёные всё же предпочли начать жизнь заново – ради обретения академической независимости, свободы научных исследований и принципа самоорганизации и самоуправления, без которых любая наука рано или поздно из музы прогресса превращается в служанку диктатур.

Многие из них не сделали этого выбора,

Но война стала последней каплей в чаше компромисса со злом.

 

* * *

Следствием стала дезинтеграция одних научных объединений и интеграция учёных в другие – как по политическим и этическим мотивам, так и по мотивам человеческого достоинства и совести: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек«.

«Академические мосты» «Ковчег для учёных», Science at Risk и другие ассоциации учëных, выступивших против военного вторжения, стали не только независимыми платформами выражения научной мысли, но и новыми агрегаторами научных исследований, проектов и кадровой релокации.

В феврале 2022 года более восьми тысяч российских учёных выступили с антивоенным протестом. За последовавшие полтора года РФ покинуло более двух с половиной тысяч учёных.

Ещё больше учёных, отказавшись от научной карьеры по политическим и этическим причинам, остаются в России.

 

Олег Миронов — психолог

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 19 = 27