Россия: иностранных агентов станет больше

Россияне с признаками иностранных агентов должны были до начала февраля зарегистрировать юридические лица. Под новое ограничение подпадают ученые и преподаватели, публикующие свои статьи, в том числе в интернете.

Дарья Скибо

 

Фото: За реестры иноагентов отвечает российский Минюст. (Бесплатный фотобанк, CC BY-NC-SA 2.0, bit.ly/2SWREvL)

Новая обязанность российских граждан, «распространяющих предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»)», прописана в Статье 3 нового Федерального закона, принятого в конце 2019 года.

Эти поправки к законам «О средствах массовой информации» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» совершенно по-новому интерпретируют статус иностранного агента. Теперь им может стать не только организация, но и физическое лицо – в том числе ученый или преподаватель вуза.

Пока неизвестно число тех, кто добровольно решил стать иностранным агентом до начала февраля, т.к. официальные данные еще не опубликованы.

Кто может выполнять «функции иностранного агента»

Новый правовой термин – «иностранный агент», точнее – «некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента», – официально появился в России в 2012 году в поправках к законам о некоммерческих организациях (НКО) и уголовному и уголовно-процессуальному кодексам.

Поправки предполагали, что любая НКО, зарегистрированная в России и получающая финансирование из-за рубежа – в любых формах – должна быть внесена в специальный реестр, если она осуществляет «политическую деятельность».

Термин «политическая деятельность» при этом достаточно размыт. Специалисты из «Ресурсного правозащитного центра» проанализировали все виды активности, которые суды признали политической (см. подробнее в их докладе «Иностранные агенты: мифические враги и реальные потери российского общества», Приложение 2 «70 оснований для признания деятельности НКО политической»).

В новом законе было прямо сказано: «К политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, <…>, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества».

Увы, между формулировкой правовой нормы и ее применением не всегда наблюдалась прямая связь. Фактически, после принятия закона в 2012 году в реестр попали наиболее активные экологические, просветительские, гражданские, правозащитные, исторические и исследовательские организации, а также все, кто наблюдал за выборами и боролся с ВИЧ. Независимые исследовательские институты стали «иностранными агентами», а их сотрудники были вынуждены столкнуться с ограничениями, которые новый статус накладывает на их работу. В соответствующий реестр попали, например, Научно-информационный центр «Мемориал» (Санкт-Петербург), Левада-Центр (Москва), Центр независимых социологических исследований (ЦНСИ, Санкт-Петербург).

В 2016 году новые поправки добавили ясности в то, как государство понимает «политическую» деятельность: это «формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения опросов общественного мнения и обнародования их результатов или проведения иных социологических исследований».

Почему плохо быть иностранным агентом

Научные НКО, существующие вне больших государственных институтов и университетов, оказались в щекотливом положении: нельзя говорить о запрете на науку, при этом существуют определенные ограничения.

Прежде всего иностранные агенты вынуждены мириться с неблагозвучностью этого статуса. Как показали исследования Левада-Центра, россияне в основном ассоциируют иноагентов с национальными предателями и шпионами. Согласно опросу 2017 года, у 57% населения формулировка «иностранный агент» вызывает скорее негативные ассоциации.

Организации, получившие статус «иностранного агента», несут также репутационные и финансовые потери. Быть иностранным агентом – дорого, это связано как с защитой интересов организации в судах, так и с угрозой штрафов, например, за отсутствие маркировки на публикациях и материалах в интернете.

На исследователей распространились те же последствия, с которыми столкнулись все «иностранные агенты»:

За почти восемь лет НКО, включенные в реестр иностранных агентов, их клиенты и партнеры научились жить с новым статусом и соблюдать новеллы законодательства. Либо были ликвидированы – по инициативе учредителей или по решению судов.

Кто попал в реестры для иностранцев

В 2015 году был принят закон о «нежелательных организациях». Если иностранным агентом могла стать только организация, зарегистрированная в России, то нежелательной организацией может быть объявлено иностранное юридическое лицо. Контакты с «нежелательными организациями» могут наказываться не только штрафами, но в том числе и реальными сроками для руководителей.

В реестр нежелательных организаций сразу попали несколько крупных американских фондов, в том числе «Национальный фонд в поддержку демократии» и Фонд «Открытое общество». На сегодня деятельность 19 нежелательных организаций на территории Российской Федерации полностью запрещена и более не ведется.

В 2017 году шанс стать иностранными агентами получили средства массовой информации, их регистрируют в реестре иностранных СМИ. В нем значатся 11 медиа, последним в феврале 2020 в него включили «Радио Свобода».

Изменения, введенные поправками к закону о СМИ от 2 декабря 2019 года, касаются в первую очередь средств массовой информации и тех, кто в них публикуется. В том числе, очевидно, ученых и преподавателей. 

Иностранных агентов прибыло

Как и в первых формулировках об иностранных агентах, принятых в 2012-м, поправки из нового закона сложно сформулированы, непрозрачны и оставляют широкое пространство для интерпретаций.

Закон вводит два новых определения иностранного агента:

  • во-первых, теперь ими действительно могут быть не только организации, но и физические лица;
  • во-вторых, чтобы стать иностранным агентом, нужно либо распространять материалы, созданные СМИ-иноагентами, либо участвовать в их создании (и получать за это материальное вознаграждение из иностранных источников).

В законе не прописан механизм распознавания таких иностранных агентов. Также отсутствует связь между конкретной формой распространения информации (например, постом на Facebook, видео на YouTube, твитом) и причиной получения денег. Даже если эти факты не связаны друг с другом, их наличие становится необходимым и достаточным условием для внесения гражданина в реестр.

Если Минюст совместно с МИДом признают, что физическое лицо должно быть зарегистрировано в качестве иностранного агента, распространяющего материалы СМИ-иностранного агента, этому человеку потребуется зарегистрировать юридическое лицо на территории РФ.

Как мы уже сказали, граждане должны были сделать это добровольно до 1 февраля. В дальнейшем они обязаны уведомлять Минюст о своих действиях и в каждом материале публиковать специальный комментарий. Каждый игнорирующий это требование будет оштрафован за неисполнение закона.

Пока трудно предугадать, как закон будет реализован. Согласно оценкам экспертов, статус иностранного агента к физическим лицам будет применяться выборочно.

Сколько иностранных агентов в мире ученых и преподавателей

Точно определить это число невозможно. Согласно официальной статистике, доля иностранных источников в финансировании российской науки в 2017 году составляла лишь 2,6% (Итоги федеральных статистических наблюдений/ф.  2-наука «Сведения о выполнении научных исследований и разработок»).

Тем не менее шансов стать иностранным агентом у российских ученых и преподавателей не так мало.

Многие российские университеты и исследовательские институты сохраняют международные программы и реализуют проекты с (частично или полностью) зарубежным финансированием. В России разрешена работа немецких политических фондов, представительств международных организаций и иностранных правительств, которые финансируют исследовательские, культурные, просветительские и образовательные инициативы.

Естественно, российские ученые используют интернет, чтобы рассказывать о своих исследованиях, например, на YouTube. Поскольку YouTube – иностранная корпорация, деньги, заработанные с его помощью, тоже считаются иностранным финансированием.

Таким образом, число физических лиц – исследователей, блогеров, активистов, которые работают с информацией, «распространяют» ее и одновременно получают финансирование из-за рубежа, если не велико, то существенно.

Непрозрачные правила, понятия, перспективы

Порядок формирования реестра СМИ-иноагентов непрозрачен: это решение принимается Минюстом по согласованию с МИДом.

В настоящее время статус иностранного агента могут получить только те, кто непосредственно копирует и воспроизводит материалы, произведенные СМИ-иноагентами, или участвует в создании таких материалов. С другой стороны, человек, процитировавший СМИ из реестра (например, «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ. Реалии» или «Крым. Реалии»), использовавший их материалы в презентациях и текстах, теоретически может стать иностранным агентом.

Более того, российское законодательство, к сожалению, меняется столь стремительно, что предугадать, сколько иностранных СМИ станут агентами в ближайшее время, невозможно.

Также невозможно предсказать, как будут применяться изменения к законам. Например, директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев считает, что такой закон удобен для правоохранителей, которые смогут показывать высокую производительность труда и блестящую отчетность, «вылавливая» незарегистрированных агентов.

По мнению эксперта президентского совета по правам человека, доктора юридических наук Ильи Шаблинского, новый закон является неконституционным и нарушает право граждан на равенство перед судом. Также закон оперирует недостаточно определенными формулировками, и его применение может носить произвольный характер.

Трудно понять, что значит «участвовать» в создании материалов СМИ-иностранных агентов. Любые медиа – внесенные в реестр или пока нет, зарубежные или отечественные – не только публикуют авторские колонки и журналистские расследования. Они также цитируют исследователей и экспертов, приглашая их высказать мнение по конкретным вопросам. Юристы полагают, что даже такое косвенное участие в публикациях СМИ, внесенных в реестр, может стать причиной внимания к «любым гражданам, работающим в компаниях с зарубежным финансированием, или ученым, получающим гранты».

* * *

Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Государственной думы РФ Василий Пискарев заявил, что новые поправки «могут затронуть небольшой круг физических лиц».

Не все с этим согласны. Анализируя опыт первых поправок об иностранных агентах, эксперты опасаются, что новые изменения «направлены на широкую аудиторию», а значит, могут стать средством преследования «тех, кто наиболее достал власть». В условиях подозрительности государства к иностранному и инаковому, научная жизнь в России, прежде всего в гуманитарных науках, и интеграция в международное академическое пространство для российских исследователей и так достаточно затруднены. Тем не менее государство продолжает дискурсивную игру с маркировкой черных и белых овец, которая сама по себе затрудняет любое сотрудничество и любое развитие.

Дарья Скибо – социолог, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург)

Материал опубликован на портале eurasianet.org

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 84 = 88