Редакции повысили квалификацию. Удастся ли ее сохранить?

21 июля | 2022

Российские научные журналы только научились работать по международным стандартам. Хочется надеяться, что этот опыт не исчезнет в новых обстоятельствах.

Катерина Губа

 

Фото: В редакциях российских журналов научились принимать обоснованные решения о судьбе научных рукописей. Photo by JJ Ying on Unsplash

2000-е: интернационализация российской науки

В последнее десятилетие многие изменения в российской науке были вызваны стремлением увеличить вклад российских ученых в международную науку. Об успехах политики интернационализации обычно судят по количественным показателям – подсчитываются публикации в зарубежных изданиях. Причем подсчеты показывали заметный прогресс.

Однако разворот к международной науке был важен и в другом отношении. Пусть медленно, но начала перестраиваться академическая среда – изменилась работа организаций, без которых невозможно производство нового знания – научных фондов, университетов и редакций научных журналов.

Особенно заметно преобразились российские научные журналы. Еще 10-15 лет назад автор едва ли надеялся получить от российской редакции подробную рецензию на статью. Сейчас это стало обычной практикой.

 

Стандарты рецензирования у них

В мире существуют разные практики издания научных журналов. В последние полвека редакции журналов переходили от авторитарной модели, когда все решения принимал практически бессменный главный редактор, к модели журнала-посредника между авторами и научным сообществом.

Сейчас редакции стремятся брать на себя чисто организационную функцию – получить мнения других ученых, на основании которого можно принять решение о судьбе рукописи. В рамках модели журнала-посредника появились стандарты рассмотрения рукописей, которые раньше соблюдались далеко не всегда. Авторы могли не получать ответа на письма, сами отзывы были неформальные и не всегда пересылались авторам.

Редакции поменяли процедуры в сторону большей прозрачности и предсказуемости. И хотя от журнала к журналу процедуры различаются, авторы обычно ожидают,

  • что их рукописи будут рассмотрены сначала редакцией,
  • если у текста есть потенциал, то его отправят на рецензирование, редакция подыщет 2-3 рецензента,
  • редакция будет вести переписку с автором, сообщая обо всех промежуточных решениях,
  • многие журналы придерживаются правила двойного анонимного рецензирования – когда ни автор, ни рецензент не знают имен друг друга.

Такая процедура рецензирования эффективна в ситуации отбора из многочисленных рукописей и необходимости обосновать для автора принятое решение.

Сама эта ситуация возникла по мере того, как статьи в престижных журналах начали играть важную роль в решениях об академическом найме.

 

Однако не всем журналам нужно было оценивать рукописи или обосновывать свои решения. В российской научной периодике долгое время обходились без строгих процедур рецензирования.

 

Научные журналы в новой России

Ядро научной периодики – старейшие издания.

С советского времени для каждой дисциплины закреплялся главный журнал, обычно под контролем профильного института. Его сотрудники становились основным пулом авторов. Журналы были прогрессивными в той мере, в которой были прогрессивны их главные редакторы.

Один из примеров – журнал «Социологические исследования». В годы перестройки журнал публиковал новаторские материалы, тиражи были многотысячные.

Через несколько лет журнал преобразился вместе со сменой главного редактора и редакции.

 

В 90-х в результате инициативы признанных ученых появились журналы, которые со временем приобрели свою репутацию в сообществе. Их можно назвать приложением к академическим сетям и организациям, в которых сети базируются.

В сетевых журналах есть узнаваемое ядро авторов. Оно пополняется за счет новых молодых ученых – главным образом аспирантов, которые пишут диссертации под началом авторов-«старейшин».

 

«Публикационное давление»

Вместе с рассветом культуры отчетности в университетах главной задачей журналов стало не столько распространение нового знания, сколько обеспечение преподавателей необходимыми публикациями для академического продвижения. В публикациях заинтересованы не только преподаватели, но и сами университеты и институты. Без публикаций не получится продлить сотрудникам контракты, возникнут сложности с защитой аспирантов, придется закрыть диссовет.

Самой простой путь –создать несколько карманных журналов, которые в основном будут публиковать статьи сотрудников. Так в начале 2000-х создаются многочисленные вестники. Только немногим из них за 20 лет удалось приобрести репутацию, выходящую за пределы локальной среды университета.

В 2010-х свою нишу нашли псевдо-журналы, появившиеся в ответ на публикационное давление – университетских вестников не хватало для всех желающих авторов. Коммерческие издания стали предлагать за плату опубликовать практически любой текст в считанные дни.

В таких журналах трудно было заметить признаки отбора статей – отсутствовала корректура и даже верстка. Авторы при этом могли неоднократно публиковать один и тот же текст.

Все эти журналы объединяло отсутствие стимулов поддерживать стандарты рецензирования.

  • Вестники отдавали приоритет преподавателям университета, а значит, выбор был предопределен.
  • Псевдо-журналы готовы были публиковать всех, кто оплатит публикацию.
  • Старейшие издания получали огромное количество рукописей, однако при отборе статей оставался неизжитым принцип иерархичности – аспирантов вместе со статьей могли попросить прислать справку от научного руководителя, докторов наук и академиков принято было не рецензировать, а редакторская правка не считалась с мнением авторов.
  • Сетевые журналы в свою очередь ориентировались на свой пул авторов, предпочитая минимизировать взаимодействие с остальными авторами.

 

Новые стимулы

Курс российской науки на интернационализацию помог cформировать практики рецензирования в двух отношениях.

Во-первых, все больше авторов стали публиковаться на английском языке и на своем опыте столкнулись с тем, как устроена оценка рукописей в зарубежных журналах. Появились вопросы, почему в российских журналах автор не всегда может получить ответ от редакции, почему редакция самостоятельно переписывает статью и не ставит в известность авторов и т.д.

Во-вторых, журналы начали стремиться к индексации в международных базах данных, где предъявляются свои требования. Кроме того, редакции заинтересованы в сильных авторах. Ведь при рассмотрении заявок учитывалось, как цитируются статьи журнала.

Сильные авторы в свою очередь могут выбирать журналы – и можно предположить, что выбирают они те журналы, где редакция отвечает на письма, придерживается предсказуемой процедуре оценки рукописи, а рецензии помогают улучшить статью.

Не все журналы ответили на новые стимулы улучшением практик рецензирования, однако положительных примеров достаточно, чтобы говорить о важных изменениях.

 

* * *

После 24 февраля 2022 года участие российских ученых в международной науке едва ли будет поддерживаться. Скорее на этом пути им предстоит научиться преодолевать разнообразные препятствия.

Потеряли актуальность и требования международных цитатных баз – они приостановили индексацию новых журналов.

(Подробно об этом в материале Ирины Бусыгиной «Будем писать по-русски. Только что и где?»)

 

Мы вряд ли увидим, что российские журналы и дальше будут следовать за мировыми стандартами, которые продолжают развиваться в сторону большей прозрачности – к примеру, сейчас широко обсуждаются практики открытого рецензирования в виде публикации рецензий.

Можно только надеяться, что накопленный опыт практик рецензирования удастся сохранить и, возможно, распространить на большее количество российских журналов.

 

Катерина Губа — директор Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Conference

School of Entrepreneurship and Innovation, Almaty Management University

Almaty, 31 October 2 November 2024

 

Academic freedom is a cornerstone of scholarly and research activities worldwide. The globalization of higher education and science necessitates a shared understanding of academic freedom principles globally, particularly in Eurasian countries. Despite the universality of academic freedom, the commitment to its protection and promotion varies and is shaped by the intricate interplay of legal, socio-political, and cultural contexts. A country’s legal regulations and policy frameworks significantly impact how the protection and promotion of academic freedom are understood and implemented.

The quality of democracy and freedom protection in a country also affects the level of academic freedom there. This effect is evident in the rapid challenges all political systems face, such as managerialism and consumerism in higher education. It is even more pronounced in undemocratic regimes with breaches of institutional autonomy and ideologization of higher education.

Equally striking is how the global academy interprets academic freedom when it encounters local traditions that are not universally democratic. In this regard, the operation of campuses of leading universities in authoritarian countries and the debates about the principles and conditions of their operation deserve additional interest.

These observable diversities raise the question of whether global academic freedom can be discussed as a universal concept and how to distinguish the diversity of academic freedom manifestations from aberrations. It also raises the question of how to protect and promote academic freedom as a principle while considering the legal, socio-economic, and cultural contexts in which it is practiced.

For a conference exploring the complexities of academic freedom in a global context, with a particular focus on Eurasian countries, here are some potential topics that could be addressed:

  • The cultural and social context of academic freedom in practice, the contextualization of academic freedom, its cultural and political interpretations, and the universality of academic freedom.
  • Academic freedom in democratic vs. authoritarian regimes, the balance between the social-economic dimension of academic freedom and political rights’ dimension,
  • Legal framework of academic freedom, comparative analyses of legislation, the impact of legal tradition on the application of academic freedom in different countries,
  • Globalization and academic freedom, including academic freedom on international campuses, academic exchange, and academic freedom strategies for maintaining academic standards and freedom in diverse political landscapes.
  • Managerialism and academic freedom, balance between financial sustainability and scholarly independence. Academic integrity and academic freedom
  • Effect of the social and political crises for the academic freedom, academic freedom for persecuted scholars: issues and supports of the scholars in exile
  • Ethnic and moral considerations in upholding academic freedom, including ethical dilemmas scholars faced due to the conflict between national and international academic standards.

The conference is organized by CISRus (Center for Independent Social Research) with generous support of Almaty Management University (AlmaU) and in information partnership with Ghent University.

The conference will be conducted in English. We welcome applications for individual contributions, which should include the title, a brief description (up to 200 words), and a short academic biography of the presenter (approximately 100 words). Presentations will be organized in either thematic panels or roundtable discussions. The organizing committee reserves the right to determine the presentation format (panel or round table) for each selected participant.

Please send your applications to the email: freeacademia.conference@gmail.com

 

Application Deadline: July 25, 2024

The Conference Committee is ready to provide accommodation for all participants for the days of the conference and has some capacity to contribute to the ticket costs as well. Please indicate your need for accommodation and travel expenses with your application.

 

The conference committee:

Dmitry Dubrovsky (Research Scholar, Department of Social Science, Charles University; Professor, Free University)

 Aleksandr Vileikis (Professor, School of entrepreneurship and innovation, AlmaU)

Elizaveta Potapova (Senior Researcher, Public Policy and Management Institute, Lithuania)

Irina Olimpieva (Director CISRus, Research Professor at the Institute for European, Russian and Eurasian Studies, George Washington University)

 

About AlmaU:

Almaty Management University – is a world-class, entrepreneurial, socially responsible university. More than 35 years in the education market, the oldest private university in the country, the 1st business school of the Republic of Kazakhstan, a pioneer of business education in the CIS.

The School of Entrepreneurship and Innovation (SEI) is a leading and internationally accredited (BGA&AMBA) entrepreneurship school with a commitment to excellence, innovation, and global perspective. SEI AlmaU offers a range of cutting-edge entrepreneurship programs designed to prepare students for successful careers in diverse fields.

 

Information for traveling:

Kazakhstan has adopted a policy allowing dozens of countries to enter without a visa. Please contact your local Kazakhstani embassy for further details. For guests who may require a visa, AlmaU will issue a letter of invitation confirming their participation in the conference. Participants will also receive information about housing and traveling to Almaty.

 

Біз сіздермен Алматыда кездесуді асыға күтеміз !

We are looking forward to meeting you in Almaty!

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

68 − 60 =