Год академической несвободы

04 января | 2024

Права и свободы в российском высшем образовании и науке в 2023 году.

Дмитрий Дубровский

 

Фото: Рутинизация повседневного кошмара приводит к утверждению политического и идеологического контроля репрессивного государства над высшим образованием и наукой в России. Photo by Ricardo Loaiza on Unsplash

 

Милитаризация и идеологизация России – как составляющие части перехода экономики и политической системы страны на «военные рельсы» – приводят к серьезные изменениям в институциональном климате науки и высшего образования. Попытка внедрения «новой реальности» приводит к регулярным нарушениям академической свободы и академических прав студентов и преподавателей.

Те, кому угрожает опасность – не только за антивоенные высказывания, но и за принадлежность к ЛГБТ сообществу – ищут способы покинуть страну.

Оставшиеся ищут возможности выживания и формы «тихого сопротивления» идеологическому и административному давлению.

Одновременно обостряется противостояние с теми студентами и преподавателями, которые активно включились в «поиск внутреннего врага» и «борьбу с внутренней Украиной»

 

Год милитаризации образования

Милитаризация высшего образования в 2023 году была связана не только с мобилизацией студентов и увеличением количества военно-учебных центров (ВУЦ) в российских университетах.

Практически во всех вузах без исключения, от технических до гуманитарных, вводится обязательный курс «начальной военной подготовки». Курс включает не только практическую часть, связанную с подготовкой к ведению боевых действий, стрелкового боя, с военной тактикой. В нем содержится также специальный идеологический раздел, посвященный «месту России в многополярном мире». Это стало частью идеологизации образовательного процесса в российских вузах.

Одновременно происходит активное включение вузов в гуманитарную и технологическую «помощь СВО». Прежде всего речь идет о различного рода идеологических проектах «поддержки бойцов»: от написания писем на передовую до вязания маскировочных сетей, сбора военной экипировки, сборки боевых дронов.

Университеты предоставляют все больше льгот для детей «ветеранов СВО», а также для самих ветеранов – многие из тех, кто вернулся с войны, становятся либо преподавателями военных дисциплин, либо студентами с особыми привилегиями, например, оплаченным государством образованием в престижной области робототехники или программирования.

Как правило, те, кто уже прошел через военные действия, активно ищут «крамолу» в рядах студентов и преподавателей, поощряя других на искать «предателей и заукраинцев».

 

Год идеологизации

Под идеологизацией мы понимаем введение курсов, напрямую противоречащих одному из базовых принципов академической свободы – свободы от индоктринации.

Идеологизация высшего образования теперь связана с тремя обязательными курсами:

  • «Основы российской государственности»,
  • «История России»,
  • «Основы традиционных религий России».

Эти курсы обязательны для студентов всех специальностей – как социально-гуманитарного, так и естественно-технического цикла. Судя по их содержанию и основной направленности, курсы должны стать инструментами усиления «патриотизма и лояльности» к государству-агрессору.

Также, как уже отмечалось выше, в большинстве вузов вводится курс по «начальной военной подготовке».

Анализ содержания этих курсов, в частности «Основ российской государственности», очевидно доказывает не только их направленность на оправдание военной агрессии, но и введение единого взгляда на «государство-цивилизацию», которое является особой формой «естественного объединения народов вокруг русских земель», якобы происходившее «добровольно».

Особое место в этих курсах занимает вопрос Украины. Все положения анти-украинского российского официоза, прежде всего из статьи Путина «о русских и украинцах», нашли свое отражение в курсе по «Истории России». В нем положения статьи Путина перечисляются как единственно правильные и не терпящие критики или обсуждения.

Все эти положения уже вошли и в основной корпус вопросов по ЕГЭ в рамках школьных курсов по «Истории» и «Обществознанию». Таким образом, чтобы поступить в высшие учебные заведения, требуется выучить набор идеологических штампов, заменивших историческое мышление и обсуждение сложных исторических вопросов.

Курс по «Традиционным религиям России» пока еще не введен, хотя планировался – разумеется, по прямому указу Путина – для чтения уже с первого семестра 2023/2024 учебного года. Теперь предполагается, что он будет прочитан в ряде вузов во втором семестре. Программа пока неизвестна. Однако учитывая основные тенденции в области преподавания и исследования Religious Studies в России, можно с уверенностью утверждать: речь пойдет о «традиционных ценностях», особенно связанных с традиционными религиями, их консервативными установками, борьбе с сектами и другими религиозным меньшинствам. Наверняка, курс не обойдет вниманием и недавний «запрет ЛГБТ» в России.

Пример программы «Традиционные религии в переломные моменты российской истории», размещенной на портале «Открытое образование», показывает: основная роль в чтении курса отводится теологам, то есть курс будет читаться не с позиции секуляризма, а с позиции теологии. Скорее всего, православной.

 

Помимо того, что перечисленные курсы заменяют образование идеологическим продуктом, они – в силу ограниченности учебной программы – зачастую ставятся вместо курсов по специальности, таким образом нарушая права студентов на получение качественного образования в рамках выбранной специализации.

 

Год идеологических штампов

Идеологический контроль не обошел российскую гуманитарную и социальную науку, связанную с исследованиями Украины. Анализ грантовой политики Российского научного фонда показывает, что поддержка фундаментальных научных проектов в области исследования этого региона сегодня напрямую связана с обслуживанием идеологических утверждений. Исследователи, не следующие утвержденной «линии партии», лишаются грантового финансирования.

Проект по сравнительному изучению национализма в Украине, «ДНР» и «ЛНР» и в Сербии эпохи Милошевича, изначально поддержанный РНФ, был закрыт досрочно, поскольку в промежуточном отчете, по мнению одного из экспертов, «встречается риторика, отличающаяся от политических оценок, даваемых в официальных документах российской власти». В частности, «Луганская и Донецкая народные республики названы «народными республиками» в кавычках».

Исследования и публикации в области современной истории, политики и культуры Украины сложно представить без повторения идеологических штампов. Многие публикации, особенно в области политических наук, истории, и права, часто только из них и состоят.

 

Год усиления репрессивных механизмов

«Новая нормальность» в российских вузах не могла обойтись без усиления старых механизмов репрессий и создания новых, внутриуниверситетских систем репрессивного контроля. Даже в нынешней ситуации в российской науке и высшем образовании достаточно людей, которые так или иначе сопротивляются государственному вмешательству и стараются защитить профессиональные и этические стандарты российской науки.

Традиционным для российских вузов институтом контроля и репрессий был «проректор по безопасности» или «проректор по международным вопросам» (показательно, что именно на такой позиции начинал свою гражданскую службу В. Путин).

В последнее время удобным механизмом репрессий по отношению к оппозиционно или просто критически настроенным преподавателям или студентам стали Этические комиссии, которые в России теперь все чаще привлекаются к расправам над антивоенными активистами как над «нарушителями академической этики».

В то же время создаются новые инструменты дисциплинарного контроля, усиливающие надзор за политической лояльностью студентов и предлагающие «позитивную альтернативу» «деструктивной политической активности». Так, начиная с 2021 года во многих вузах появляется пост проректора по молодежной политике (иногда он еще называется «по делам студентов»). Судя по набору обязанностей, этот проректор должен обеспечить контроль над времяпровождением студентов, координировать «позитивную программу» — от студенческих кружков до того, что в российских вузах называют «студенческим самоуправлением».

Наиболее репрессивный характер носят «…координационные центры по вопросам формирования у молодежи активной гражданской позиции, предупреждения межнациональных и межконфессиональных конфликтов, противодействия идеологии терроризма и профилактики экстремизма». Они учреждены уже в более чем половине субъектов РФ, в одном из университетов каждого субъекта. Такие центры неофициально занимаются сбором информации о проявлениях «непатриотизма» среди студентов и преподавателей и фактически являются «отделами по борьбе с экстремизмом среди студентов».

 

Год провоенных вигилянтов

Работу этих центров активно поддерживают различного рода провоенные вигилянты, занимающие поиском «крамолы». Проводимый нами мониторинг нарушений академических прав и свобод позволяет сделать вывод, что в 2023 году возросла роль такого рода вигилянтов. «Враги» выискиваются по информации из закрытого канала или по выступлению перед маленькой группой студентов. Так случилось с преподавательницей РАНХиГС Ириной Седельниковой, ее приговорили к 3 годам условного срока по статье о «фейках об армии». Источником неприятностей стали ее собственные студенты, которые донесли до руководства высказывания преподавателя по поводу войны России против Украины.

Обвинение в антипатриотизме было использовано для захвата власти в Институте философии РАН. Сотрудник, чей договор не был продлен, собрал 134-страничный документ с «доказательствами» антипатриотичных высказываний сотрудников института, тем самым продемонстрировав властям «измену». В результате в академическом институте сменили руководство.

Наконец, активизация борьбы с нежелательными организациями предсказуемо привела прокуратуру в Европейский университет в Санкт-Петербурге. Его проверка рядом ведомств, включая прокуратуру, закончилась в конце 2023 года штрафом за то, что в закрытой части библиотеки нашли книги, изданных при поддержке Фонда Сороса, признанного в России «нежелательной организацией».

 

* * *

Такая атмосфера создает возможности для преследования ученых , преподавателей, и студентов, выступающих против войны. При этом речь идет уже не о публичных высказываниях, а о высказываниях камерных, которые становятся известными через доносы.

Поиск шпионов продолжается не только среди гуманитариев, но и в области естественных наук.

В то же время, давление на независимых исследователей в целом ряде областей приводит к ощущению асфиксии. Многие продолжают начатый в 2022 году процесс эмиграции.

Рутинизация повседневного кошмара во второй год войны приводит к рутинизации общих практик нарушения академической свободы и к утверждению политического и идеологического контроля репрессивного государства над высшим образованием и наукой в России.

 

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, исследователь факультета социальных наук Карлова университета (Прага), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований в США (CISRUS), профессор Свободного университета (Латвия), ассоциированный член Правозащитного совета Санкт-Петербурга

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

73 − 67 =