Как выбрать «избранных»

В российской науке усиливается акцент на «выбор победителей». Особые группы получают поддержку от государства.

Ирина Дежина

 

Фото: Кого поддерживать — тех, кто начинает карьеру в науке, или просто молодых по возрасту? Министерство науки и высшего образования решило идти по второму пути. (Skolkovo Foundation, CC-BY-SA-4.0)

 

Что такое «поддержка избранных»

«Поддержка избранных» — перифраз англоязычного термина «выбор победителей» (picking winners). Эту концепцию используют в политике – прежде всего в промышленной политике, когда государство оказывает селективную поддержку организациям (компаниям), выбранным по определенным критериям.

В научной политике этот подход тоже применим. Он обычно обсуждается в связи с выбором приоритетных научных направлений.

 

«Поддержка избранных»: за и против

Стоит ли государству участвовать в «выборе победителей»?

Критиков намного больше, чем сторонников. Основной аргумент против: государство не располагает полной информацией об объекте поддержки. Поэтому невозможно решить, какие организации стратегически важны и потому нуждаются в особом внимании.

Кроме того, отдавая предпочтение одним субъектам перед другими, правительство может невольно вытеснять жизнеспособные альтернативные пути развития и организации.

Сторонники в свою очередь утверждают: есть ситуации и обстоятельства, когда «выбор» оправдан. Например, в условиях кризиса либо при слабости общих институтов развития в стране. При этом значение имеет желание «победителей» служить целям, установленным государством.

То есть вопрос не в том, выбирать или нет, а зачем и как это делать. В конечном счете важно то, чтобы через поддержку избранных развивалась наука, улучшалась научная среда.

 

Российские акценты

В России акцент на «выбор победителей» в последние годы усиливается. Особые группы, получающие поддержку от государства, есть во многих направлениях научной политики — от выбора приоритетных научных направлений и технологий до присвоения статусов организациям, выделения объектов уникальной инфраструктуры или особых категорий исследователей.

При ограниченных ресурсах, выделяемых на науку, выделение избранных может быть вполне оправдано задачами развития. В России расходы на науку в ВВП стагнируют, колеблясь в последние годы на уровне 1%. Это в 2-3 раза ниже, чем в странах с развитой наукой.

При этом основным источником финансирования остается федеральный бюджет — он составляет в последние годы 66-68% суммарных расходов на исследования и разработки.

Ограниченность ресурсов и преобладание государственного финансирования — два фактора, способствующих ориентации на «поддержку избранных».

В то же время именно ограниченность ресурсов предъявляет особые требования к корректности определения «избранных», — так, чтобы сфокусированная поддержка дала более широкие эффекты.

В России пока не удается масштабировать успехи «избранных». Об этом свидетельствуют практически все показатели развития науки.

Почему это происходит? Попробуем разобраться на примере целевой поддержки молодых ученых.

 

Сколько молодых в российской науке

Государство стало уделять особое внимание поддержке молодых исследователей с начала 2000х гг. В науку удалось привлечь много молодежи. Доля молодых исследователей — в возрасте до 39 лет — достигла почти 44% в общей численности научных кадров.

Однако до настоящего времени среднее поколение ученых — в возрасте 40-59 лет — продолжает сокращаться. За последние 10 лет их стало меньше почти на 9%.

Это означает, что молодые люди, приходя в науку, через какое-то время из нее уходят. Поэтому и сохраняется «провал» средней возрастной группы.

Оценки показывают, что в среднем молодой исследователь (до 29 лет) остается в науке около 5 лет — без учета возможного срока в аспирантуре. Около 20 лет назад тот же срок оценивался в 7 лет.

Таким образом, «скорость оборота» молодежи растет.

 

Кого считать молодым

Почему наблюдается такой эффект? Связано ли это с тем, какие цели поддержи ставятся? И как определяется «молодой ученый»?

Действительно, политика поддержки молодежи в науке не ставила целью увеличить среднее поколение. Задача в основном формулировалась в терминах «привлечения» и «удержания».

Кто он — молодой ученый, имеющий шансы попасть в группу «избранных»?

Недавно аудиторы Счетной палаты, которые проводили оценку мер поддержки молодых ученых в 2016-2018 годах, пришли к выводу: главная причина неэффективности мер поддержки молодых в науке состоит в отсутствии единого определения понятия «молодой ученый».

Согласно одной практике, молодыми считаются ученые до 33 лет. По другим – и до 35, и даже до-40 лет. Это порождает «несистемность».

Более того, оказалось, нигде не обобщаются сведения об объемах финансирования молодых ученых. Подсчеты затруднены в связи тем, что помимо прямых мер поддержки (различные гранты и премии молодым ученым), действуют разнообразные косвенные меры – например, специальные преференции для молодых ученых в рамках общих конкурсов и грантов, обеспечение молодых исследователей жильем.

Например, по программе мегагрантов, действующей с 2019 года, молодые ученые должны составлять половину численности членов коллективов – независимо от дисциплины и решаемых в мегагранте задач. При этом ежегодно доля молодых должна расти минимум на 2%.

Аналогичные требования есть и в программах Российского научного фонда, где, например, на поддержку молодых исследователей в грантах для отдельных научных групп должно выделяться не менее 35% фонда оплаты труда.

 

Как определяют молодых в мире

То, что в разных программах определение молодого исследователя варьируется – нет ничего плохого. Единого определения молодого исследователя нет не только в международном масштабе, но и внутри отдельных стран.

Характеристики варьируются от программы к программе и тесно связаны с целями поддержки.

Однако в мировой практике в основе понятия «молодой ученый» лежит этап развития научной карьеры — первые карьерные ступени. Поэтому в определении обязательно указывается время, прошедшее с момента получения степени PhD, и в некоторых случаях – тип занимаемой должности.

Чаще всего молодые ученые – это исследователи с момента получения ими научной степени и до занятия постоянной позиции в университете или исследовательской организации. Этот интервал как правило составляет 5-7 лет.

При этом некоторые страны, которые ранее использовали привязку к возрасту, начинают отказываться от этой практики. В Польше до недавнего времени молодым считался ученый в возрасте до 35 лет, а теперь – тот, у кого с момента защиты диссертации прошло не более 7 лет.

 

Молодой по-российски

Кардинальное отличие России от остальных стран как раз в том, что молодой ученый всегда определяется по его физическому возрасту.

В результате среди молодых ученых, претендующих на специальную государственную поддержку, могут оказаться как начинающие, так и сделавшие карьеру в науке — занявшие соответствующую должность или даже получившие звание члена-корреспондента РАН, а порой и академика РАН.

Казалось бы, для «удержания в науке» разумнее поддерживать исследователей, начинающих научную карьеру, независимо от их возраста.

Однако тренд на «поддержку по возрасту» сохраняется. В настоящее время понятие «молодой ученый» пересматривается. Предполагается ввести единый возраст, дающий право на получение мер поддержки.

Министерство науки и высшего образования РФ предлагает внести поправку в Федеральный Закон «О науке и государственной научно-технической политике», определяющую понятие молодого ученого как гражданина в возрасте до 35 лет. Попавшим в эту категорию ученым предполагается оказывать разнообразную государственную поддержку:

  • выделять им стипендии,
  • премии и гранты,
  • осуществлять социальные выплаты на приобретение жилья.

 

Возможные последствия

В том, как формулируются цели «поддержки «избранных» и в самом выборе этих групп, очевидно, есть проблема.

Помощь тем, кто начинает карьеру в науке, подменяется поддержкой молодых по возрасту. В какой-то мере такой подход смыкается с идеологией эйджизма — дискриминацией одних возрастных групп в пользу других.

Это может иметь дополнительные негативные последствия для самих молодых – оправдание инфантилизма. Зачем суетиться, если можно получить финансирование лишь за то, что ты – молод…

Безусловно, перекосы в кадровой структуре науки связаны не только с трендом на «выбор победителей». Утекание молодежи из науки – результат множества причин, давно и хорошо известных:

  • это и низкая базовая зарплата исследователей,
  • фрагментарность в оснащении современным оборудованием,
  • проблема покупки и доставки вспомогательных материалов и реактивов,
  • бюрократизация,
  • слабое и сокращающееся разнообразие источников финансирования,
  • прессинг публикационной гонки

Все эти факторы и так не делают науку привлекательней для тех, кто только выбирает — заняться наукой или чем-то иным?

 

Ирина Дежина – профессор НИУ-ВШЭ (Москва), руководитель Аналитического департамента научно-технологического развития Сколковского института науки и технологий (Москва)

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

57 − = 53