Научные гранты поделят по-новому

Как повлияет на российскую науку отмена самого массового конкурса по распределению государственных денег?

Катерина Губа, Алексей Железнов

 

Фото: В прошлом году РФФИ поддержал 15 тысяч научных проектов. В этом году их вряд ли будет так много. (Raita Futo,CCBY-2.0)

 

Отмена самого популярного в стране научного конкурса Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и присоединение фонда к Российскому научному фонду (РНФ) оживили дискуссии о том, как должна быть устроена грантовая поддержка российской науки.

 

Лучше больше или меньше?

Два фонда олицетворяют два разных способа поддерживать научные проекты:

  • РФФИ поддерживал много относительно небольших по размеру проектов;
  • РНФ распределяет меньше грантов, но более существенных по своему объему.

Разные принципы отражены в количестве поддержанных проектов:

  • в 2020 году РФФИ поддержал 15 223 проектов,
  • РНФ — около 5000.

Ожидается, что вместе с концентрацией ресурсов в руках РНФ количество грантополучателей в стране заметно уменьшится. Это вызывает серьезные опасения в научном сообществе.

Принесут ли изменения, которые уже встретили острую критику сообщества, позитивные результаты?

 

Как эффективнее распределять гранты

Какая политика эффективней: концентрация больших грантов в руках малого числа ученых – или меньшие деньги, но большее количество поддержанных проектов?

Этот вопрос подробно разбирается в обзоре, опубликованном в журнале Quantitative Science Studies.

Считается, что в условиях высокой конкуренции современной науки концентрация финансирования — необходимое условие для достижения научного превосходства. Тенденция к концентрации наблюдается не только на примере научных грантов, но также на примере университетов.

К примеру, проект 5-100 предполагает перераспределение ресурсов для избранного количества университетов в обмен на значительный рост в международных рейтингах.

 

Концентрация: аргументы «за»

Ресурсы. Пользу от концентрации грантов связывают с созданием критической массы ресурсов, необходимых для проведения крупномасштабных исследовательских проектов.

Скажем, один-два человека в социологии могут провести качественное исследование, взяв пару десятков интервью – и это не потребует крупного финансирования. Но для репрезентативного опроса нужны значительные ресурсы — чтобы его организовать, проанализировать данных и подготовить научные работы.

 

Коллаборации. Крупные гранты соответствуют коллективному характеру науки, которая уже почти совсем перестала быть делом одиночек. С каждым годом растет количество исследований, публикуемых в соавторстве. Растет и количество соавторов на статью.

Причем именно в статьях с коллаборациями публикуются самые значимые результаты. Они цитируются чаще, чем соло-статьи.

Концентрация ресурсов в руках немногих также отвечает хорошо известному из социологии эмпирическому наблюдению – значимые научные открытия совершает небольшое количество ученых, тогда как остальные проводят исследования, которые не имеют такого большого влияния.

Значит, лучше распределять ресурсы сразу в пользу тех, у кого больше шансов достигнуть серьезного результата.

 

Администрирование. Есть и еще один аргумент «за»: для администрирования больших грантов требуется меньше усилий по сравнению с множеством мелких грантов, для каждого из которых нужно регулярно проводить отдельную экспертизу.

 

Концентрация: аргументы «против»

Цена ошибки. Стратегия крупных грантов с меньшим количеством победителей – это высокий риск. Увеличивается цена ошибки, если ставка сделана на проект, который не принесет большой отдачи.

Финансирование большого количества меньших по размеру грантов позволяет распределить инвестиции в исследования – а это может увеличить шансы на научные открытия.

 

Научные менеджеры. При высокой концентрации ресурсов гранты достаются узкой группе победителей. Объем полученных средств, который нужно будет освоить, превратит их в своего рода «научных менеджеров». Они в свою очередь тратят почти все свое время на подготовку заявок и решение организационных вопросов, мало погружаясь в реальную работу.

 

Оригинальность и разнообразие. Поддержка большого числа грантов позволяет разнообразить тематики исследований. При этом имеет значение не только количество проектов, но и наличие разных фондов. В результате конкуренции между фондами чаще поддерживаются оригинальные заявки. Эти же самые заявки зачастую не имеют шансов пройти, если в стране действует только один фонд.

 

Дискуссия о концентрации грантов пока мало подкреплена эмпирическими данными. Немногие работы показывают, что после определенного порога сильная концентрация финансирования приводит в среднем к снижению отдачи, измеряемой на основе традиционных библиометрических показателей.

Нужно учесть, что вероятно этот порог значительно варьируется в зависимости от научной области и страны.

 

Что изменится с российскими грантами

Повышение требований. Российских ученых ожидает увеличение размеров грантов и повышение требований к грантополучателям.

Последнее скорее всего связано с желанием снизить большие риски неверного выбора. В Российском научном фонде их надеются снизить более сложной экспертизой. В некоторых случаях будут привлекать международных экспертов, вводить наукометрические барьеры. Отбор заявок в линейке новых грантов, организацию которой возьмет на себя РНФ, будет проходить по новым правилам.

Уйдут в прошлое мягкие требования РФФИ. Например, в зависимости от конкурса руководитель мог иметь ученую степень или нужно было предоставить хотя бы одну публикацию по теме проекта…

Есть опасение, что ученые, которые раньше получали гранты РФФИ, будут вынуждены публиковать статьи в «хищных» журналах, чтобы соответствовать этому барьеру: «В качестве входного билета в краткосрочный проект публикации в «хищных» журналах — высокая цена, однако для тех, кто сможет ее заплатить, это обещает окупиться в перспективе».

 

Экспертиза по-новому. Даже если представить, что ученые действительно решат обыграть систему, у РНФ, по всей видимости, хорошо работают защитные механизмы в виде экспертизы проектов.

Наш анализ данных о публикациях руководителей РНФ показывает: статьи в «мусорных» журналах у руководителей грантов встречаются очень редко. В 2014 году у руководителей в области социально-гуманитарных наук 4 статьи (1,6%) было опубликовано в потенциально недобросовестных изданиях, в 2017 году 11 статей (5%). Между этими периодами фонд значительно поднял наукометрический барьер. Однако это не привело к массовой практике публикаций в сомнительных журналах.

Вернее, если и привело, то такие ученые не становятся победителями конкурсов.

 

Кто выиграет от изменений

Наш прогноз – скорее обратный.

Бенефициарами изменений станут продуктивные ученые из ведущих вузов, которые уже переключились на гранты РНФ. Как показывают исследования, для ведущих вузов доля публикаций, поддержанных РФФИ, сократилась практически для каждого вуза. А доля публикаций с поддержкой РНФ, наоборот, почти для всех выросла.

Ведущие вузы уже освоили новые правила игры. Это позволит им успешно конкурировать за новую линейку грантов.

Обратная сторона – это высокая вероятность того, что множество авторов с меньшим количеством публикаций окажется не у дел. Гранты РФФИ с их высоким распылением финансирования давали возможность заниматься наукой большому количеству ученых (даже если результативность таких исследований была не самой высокой).

Эта функция поддержки исследователей – особенно на старте научной карьеры – может быть утрачена. Гранты станут получать высокопродуктивные ученые, которые уже нашли свой путь в науке.

 

* * *

Однако точный ответ на вопрос, как политика фондов влияет на результативность исследований требует открытых данных не только о поддержанных заявках, но и о не поддержанных.

Сейчас фонд сообщает только о выигранных проектах. Будем надеяться, что популярность принципов доказательной политики приведет к большей открытости фонда.

 

Катерина Губа – директор Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге
Алексей Железнов – научный сотрудник Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 2 =