Год усиления, «охоты», политизации и запретов

Академические права и свободы-2020: подводим итоги первого года нашего блога.

Дмитрий Дубровский

 

Фото: Непростые итоги 2020 года. Академические права и свободы не стали исключением. (Photo by Kelly Sikkema on Unsplash)

 

Год усиления изоляции

Взаимные санкции. В области международного сотрудничества продолжают нарастать неблагоприятные тенденции, которые напрямую касаются академических прав и свобод. Прежде всего, речь идет о взаимных санкциях и их последствиях. 

Как отмечают наши авторы, упал уровень доверия ученых друг к другу – и усилилась самоцензура, которая напрямую влияет на уровень международного общения и диалога, научной дипломатии. В этом смысле показательна история, начавшаяся с отказа от публикации работ российских физиков в США. Затем журнал извинился перед авторами и пересмотрел свое решение. Неопределенность и взаимная подозрительность играют плохую службу для развития нормального научного диалога.

Шпиономания. Россия вносит свой вклад в разрушение общего пространства научного диалога, прежде всего, постоянной шпиономанией и поиском иностранных агентов в образовательной и научной среде. Результаты такой шпиономании очевидны – российские исследователи, которые занимаются важными исследованиями в области новейших технологий, просто боятся попасть в тюрьму.

Так произошло с физиком Валентином Даниловым, решение по делу которого Европейский суд по правам человека вынес 1 декабря. Суд постановил: в результате уголовного преследования Валентина Данилова была нарушена ст. 6 Европейской конвенции по правам человека (право на справедливый суд). В процессе разбирательства Россия отказалась от предоставления документов по делу в суд, указывая на их секретность.

Иностранные преподаватели. Такого рода политика рождает боязнь как создавать новые международные научные проекты, так и привлекать новых иностранных преподавателей, которые призваны усилить интеграцию России в международное образовательное пространство.

Проблема Крыма. Особой проблемой в международном измерении академических прав и свобод остается проблема оккупированного Крыма и возникшие в связи с этим сложности с соблюдением академической этики. По сути аннексия Крыма оборвала почти все научные и образовательные связи между Россией и Украиной. Археологические раскопки в Крыму поставили непростой вопрос о том, каким образом можно — и можно ли — проводить археологические исследования на оккупированной территории.

 

Год «охоты» на иноагентов

Серьезным ударом по академическим правам и свободам является законодательство о так называемых «иностранных агентах».

Уже в конце 2019-го стало понятно, что российские власти взяли курс на серьезный контроль над всеми инакомыслящими. Их теперь называют не диссидентами, а «иностранными агентами».

Появление законодательства, которое требует регистрации в качестве иноагентов уже не юридических, а физических лиц, напрямую ставит под угрозу публичную науку. Любой комментарий (включая тексты нашего блога), написанный ученым или преподавателем вуза, может быть понят как «политическая деятельность», а его автор – быть объявлен «иностранным агентом».

«Дополнительные меры противодействия угрозам национальной безопасности». Новый законопроект в этой области фактически делает понятие иноагента безразмерным. Фактически любое лицо может быть признано иностранным агентом в случае, если оно получает финансирование от зарубежных организаций и занимается либо политической деятельностью «в их интересах», либо осуществляет «…сбор сведений в области военной, военно-технической деятельности Российской федерации».

Поправки в закон об образовании. Той же необходимостью – противостоять «тлетворному влиянию Запада» — посвящен и новый законопроект, внесенный сенаторами. Его принятие сделает просветительскую деятельность обязательной для регистрации в государственных органах и еще больше усложнит процедуру международных контактов для университетов.

Требования «Никулинской прокуратуры». Полный список того, что государственные органы считают угрозой национальной безопасности, был неожиданно обнародован в скандальном требовании Никулинской межрайонной прокуратуры к ректору РАНХГНИС Владимиру Мау. Прокурор потребовал предоставить

  • факты оппозиционной деятельности студентов,
  • контакты с международными «нежелательными организациями»,
  • информацию о международных конференциях и круглых столах по «дискредитации руководства страны и его политики»,
  • случаи обнаружения «проамериканских групп влияния»,

(подробный список в нашем материале).

Перечисленное выше – лишь часть фактов, очевидно свидетельствующих: государство пытается частично вернуть советскую практику контроля над наукой и образованием.

 

Год политизации истории

Очевидный возврат к советским практикам контроля над наукой и образованием происходит не только к сфере безопасности. Очевидным возвратом в прошлое с его «идеологическими войнами» происходит в cфере истории и мнемополитики в целом.

Принятие поправок в российскую Конституцию привело, в частности, к появлению в ней такой статьи:

«умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».

Свобода профессиональной критики и профессионального высказывания по различным проблемам истории, прежде всего XX века, оказывается под серьезной угрозой. Инструменты исторической политики все больше напоминают в целом инструменты идеологического контроля.

  • Бывший министр, а ныне помощник Президента называет историю «прикладной дисциплиной в межгосударственных отношениях».
  • Сам Президент опубликовал статью о начале войны, в которой ставит задачу прекратить сравнение СССР и нацистской Германии в целом.

Историки вновь оказались под угрозой новой «Краткой истории ВКП(б)». Секюритизация и консервативный контроль над историческим знанием серьезно ухудшили академические права и свободы в России-2020.

 

Год нестимулирующих надбавок

Ситуация с финансированием образовательных и исследовательских учреждений продолжает ухудшаться. На фоне бравурных докладов о росте заработной платы профессорско-преподавательского состава реальные цифры далеки от декларированных.

Это сопровождается серьезным ростом нагрузки – от увеличения числа читаемых курсов и числа студентов в классах до обязательного получения грантов и публикации большого количества статей.

Усиливается прекариатизация, нестабильность академического сообщества. Введение системы стимулирующих надбавок, которое было призвано усилить мотивацию сотрудников вузов, эту нестабильность еще больше усилило.

В высокой степени этот процесс усилился в связи с пандемией коронавируса. Резкий переход на онлайн образование — особенно там, где для этого не было технических и практических возможностей, — поставил большинство преподавателей в очень нелегкое положение и усложнил их работу.

 

Год запрета на критику

При этом возражения или критика принимаемых решений, к сожалению, чаще всего воспринимается в российской Академии как нарушение академической этики и впрямую наказывается.

Прямой или косвенный запрет любой критики — как действий государства, так и университетского начальства — можно найти в ряде принятых в этом году документов.

Увольнения в прошедшем году из Высшей Школы Экономики наблюдатели связывают именно с критикой как изменений в Конституции, так и действий самой администрации НИУ-ВШЭ. Последнюю было за что критиковать:

  • за непрозрачность принятых кадровых решений,
  • за давление на критически настроенных преподавателей.

Комментарии бывшего ординарного профессора НИУ-ВШЭ (с такой позиции в теории невозможно уволить) привели к потере места в университете, когда-то славившемся своим либерализмом.

В результате ожесточенных обсуждений в Вышке был принят Кодекс этики научно-педагогического работника НИУ-ВШЭ, где важную роль занимает утверждение «политической нейтральности» университета.

Похоже, Вышка стала первым российским вузом, в Кодексе которого впрямую сформулирован запрет на харрасмент в стенах университета. В этом смысле 2020 год прошел еще и под знаком #MeToo в университете.

Мы обязательно посвятим этому один из первых постов нового года.

 

Желаем всем нашим читателям здорового, светлого и более успешного Нового 2021 года!

 

Дмитрий Дубровский – кандидат исторических наук, доцент НИУ-ВШЭ (Москва), научный сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург), член Правозащитного совета Санкт-Петербурга.

 

You May Also Interested

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 77 = 80